19.1.17

Заявление о преследованиях правозащитников

Организации гражданского общества Казахстана выражают глубокую озабоченность в связи с давлением на общественный фонд «Международная Правовая Инициатива», общественный фонд «Либерти» и общественное объединение «Қадір-қасиет», выразившееся в проведении внеплановой налоговой проверки во всех трех организациях, доначислении корпоративного подоходного налога и штрафов. Так, ОФ «Международная Правовая Инициатива» было доначислено в общей сложности около 1 млн. 300 тыс. тенге (около $4 тыс.), а ОФ «Либерти» было доначислено около 3 млн. тенге ($9 тыс). Проверка в ОО «Қадір-қасиет» была приостановлена, но не окончена. 

Мы считаем решение налоговых органов обязать некоммерческие организации платить корпоративный подоходный налог незаконным, так как это противоречит ст. 134 Кодекса РК о налогах и других обязательных платежах в бюджет, которая прямо устанавливает, что доход некоммерческих организаций освобождается от налогообложения при соблюдении условий, которые вышеперечисленные правозащитные организации строго соблюдали. Кроме того, налоговые органы манипулируют понятием «грант», содержащимся в ст. 12 Кодекса, пользуясь застарелой проблемой всего казахстанского законодательства – несоблюдением принципа международного права о юридической определенности и предсказуемости, в том числе в результате нечетких формулировок определений и возможностью толковать нормы закона по-разному. Решения налоговых органов в отношении этих организаций будут обжалованы в суде. 

Особую обеспокоенность гражданского общества нашей страны вызывает тот факт, что эти проверки проводятся по заявлению, а на наш взгляд, - «доносу» некоего лица, которое, прочитав публикацию на сайте www.nur.kz от 11 июля 2016г. (https://www.nur.kz/1184969-skolko-inostrannye-fondy-tratyat-na-p.html), посчитало, что правозащитные организации могут представлять угрозу для стабильности Казахстана. Таким образом, государство поощряет доносительство в духе репрессий 37-го года прошлого века. Права человека и организации, защищающие и продвигающие их, в любом развитом государстве являются основой стабильности, а не угрозой. 

Давление на независимые организации гражданского общества является по существу преследованием за их правозащитную деятельность. В правовом демократическом государстве невозможно преследование правозащитников за отстаивание прав человека. Сегодня три организации попали под удар, а завтра все гражданское общество окажется под угрозой. 

Мы призываем правовые институты страны в полном соответствии с ее международными обязательствами защитить право независимых правозащитных организаций на свободу объединения, свободу от вмешательства государства в их дела и, в конечном счете, - права человека в Казахстане.


Подписи:

Казахстанские неправительственные организации

1. Общественный фонд «Международная Правовая Инициатива»
2. Общественное объединение «Кадір-қасиет» 
3. Казахстанское международное Бюро по правам человека и соблюдению законности
4. Общественный фонд «Либерти»
5. Общественный фонд «Хартия за права человека»
6. Общественный фонд «Центр исследования правовой политики»
7. Общественный фонд «Чистота в доме»
8. Международный фонд защиты свободы слова «Адил соз»
9. Международный центр журналистики MediaNet
10. Общественный Фонд «Молодежная информационная служба Казахстана» (МИСК)
11. ОЮЛ «Союз кризисных центров Казахстана»
12. Общественное объединение «Эхо»
13. Общественный фонд «Гражданская Экспертиза»
14. Общественное объединение «Демос»
15. Общественный фонд «Общественная позиция»
16. Общественное объединение «Заман»
17. Фонд Сорос – Казахстан
18. Общественное объединение «Центр справедливости»
19. Общественное объединение «Байконур за гражданские права»
20. «Оставим народу жилье»  – Павлодарский регион 
21. Общественный фонд «Аман-саулык»
22. Общественный фонд «Фонд развития парламентаризма в Казахстане»
23. Общественный фонд «Правовой Медиа-центр»
24. Общественный фонд «Центр мониторинга прав человека»
25. Актюбинский областной филиал РОО «Шанырак»
26. Агентство правовой информации и журналистских расследований «Витязь»
27. Общественный фонд «Институт равных прав и равных возможностей Казахстана»     

Международные неправительственные организации, поддержавшие заявление

28. Представительство Фридом Хаус в Казахстане
29. Норвежский Хельсинкский Комитет по правам человека
30. Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» 


16.1.17

В Крыму исчез гражданин Узбекистана

Родные гражданина Узбекистана Мурата Каримова сообщают, что уже давно не знают, где он находится.

С января 2010 года Мурат Каримов проживал в Украине. 29 декабря 2016 года, в 17:30, он позвонил другу в Киев и сообщил, что переходит границу, чтобы попасть из Крыма в Киев. Он обещал перезвонить, когда выедет из Крыма, но с тех пор о его местонахождении ничего неизвестно.

Около семи лет г-н Каримов ждал в Крыму решение УВКБ ООН о признании его беженцем. После оккупации Крыма Российской Федерацией центр по делам беженцев сообщил ему, что его документы утеряны в связи с форс-мажорными обстоятельствами и он долгое время искал возможность оказаться под юрисдикцией Украины. Он тщетно просил УВКБ ООН помочь ему переехать в Украину.

Каримов Мурат Нигматович (KARIMOV Murat Nigmatovich), родился 13 июля 1957 г. в г. Коканде Ферганской области Узбекской ССР, узбек, образование среднее, женат.

Власти обвиняют его в причастности к ваххабизму (религиозное течение, запрещенное в Узбекистане). Ранее был судим. Арестован в 2001 году и в 2002 году осужден Ферганским областным судом по статьям: 159 («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), 244-1 («Изготовление, хранение, распространение или демонстрация материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку»), 244-2 («Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях») и 276 («Незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами без цели сбыта») Уголовного кодекса Республики Узбекистан. Был приговорен к 12,6 годам лишения свободы с отбытием наказания в колонии строгого режима.

Мурат Каримов был освобожден в 2004 году по амнистии. Вскоре всех, кто был освобожден, снова стали арестовывать, и многие были вынуждены жить в Узбекистане, скрывая свое местонахождение, либо уезжали в соседние государства. И как только Мурат Каримов почувствовал угрозу нового ареста, он решил эмигрировать. В январе 2010 года он покинул Узбекистан, скрывая свое местонахождение от узбекских властей.

Осенью 2016 года на родине в Узбекистане, в Коканде, в доме, где проживал Мурат Каримов и его семья, был обыск в присутствии сотрудников Службы национальной безопасности Узбекистана. Они не предъявили удостоверений, но устно так себя представили, объясняя действия сотрудников внутренних дел тем, что последние исполняют заочный приговор в отношении Мурата Каримова. Однако родным не удалось выяснить, был ли заочный суд, и если был, то какое наказание было вынесено г-ну Каримову. С тех пор родные подвергались тотальным преследованиям правоохранительных органов, которые от всех членов семьи добивались показаний против Мурата Каримова. И когда возникла угроза их ареста, то 10 членов семьи эмигрировали.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» – AHRCA призывает Верховного Комиссара ООН по делам беженцев, специального докладчика ООН по вопросам пыток и рабочую группу ООН по насильственным исчезновениям использовать полномочия, предусмотренные их мандатом, чтобы установить местонахождение гражданина Узбекистана Мурата Каримова, который предположительно был арестован российскими де-факто властями в Крыму по запросу Узбекистана, так как находится в узбекских списках разыскиваемых.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» – AHRCA призывает правительство страны, в юрисдикции которой сейчас находится гражданин Узбекистана Мурат Каримов, соблюдать фундаментальные права и свободы человека, включая обязательства, предусмотренные международными соглашениями в области прав человека, а это:
защита от пыток и других видов жестокого отношения, как и уважительное отношение к достоинству человека;
соблюдение принципа презумпции невиновности;
обеспечение свободы вероисповедания и отправления религиозных культов и обрядов и др.