27.2.13

Открытое письмо министру иностранных дел Франции Лорану Фабиусу в связи с его визитом в Узбекистан


О важности темы прав человека в переговорах с Узбекистаном


 27 февраля 2013 года

Господину Лорану Фабиусy
Министру иностранных дел Франции 

Господин Лоран Фабиус,

в связи с Вашим визитом в Узбекистан убедительно просим Вас во время встреч с представителями государственной власти поднять наиболее острые вопросы в области прав человека. Мы обращаем Ваше внимание лишь на некоторые из них:

  • Право на передвижение
В Узбекистане сохраняется советская система ограничения права на выезд. Каждый выезжающий за границу обязан получить выездную визу в Отделе по вопросам правил въезда и выезда за границу Министерства внутренних дел Республики Узбекистан (ОВИР), она выдается максимум на два года и не всем. Чаще всего отказ в выездной визе получают правозащитники, представители политической оппозиции, журналисты, свободомыслящие деятели культуры и искусства и т.д.

В январе 2013 года получил очередной отказ в праве на выезд из страны известный художник - Вячеслав Ахунов (Vyacheslav Akhunov). Ему не объясняют, почему его выезд «нецелесообразен». Художник Ахунов принял участие в 200 выставках в разных странах мира. В этом году он приглашен на 55-й Венецианский биеннале, который начинает работу 1 июня 2013 года. Отказ Ахунову в праве на выезд можно объяснить реакцией на независимое творчество художника

С 2011 года не дают разрешения на выезд правозащитникам Абдулло Тожибой-углы (Abdullo Tojiboy-ugly) и Шухрату Рустамову (Shukhrat Rustamov).

Все эти ограничения, включая сам институт выездной визы (разрешения на выезд),  нарушают ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах (право на свободное передвижение и свобода выбора местожительства).

  • Заключенные инвалиды
В местах лишения свободы отбывают наказание инвалиды 1 и 2 групп, многие годы они не попадают под амнистию.

1)   Мухаммаджон Ахмедович Курбанов, родился 27 февраля 1957 года в Ферганской области. Гражданин Узбекистана. 2 октября 2006 года признан инвалидом 2 группы, у него бронхиальная астма 4 степени. Справка об инвалидности №А070009827. Содержится в УЯ 64/73, в колонии-поселении Зафарабадского района Джизакской области.
2)   Рустам Рахманкулов, родился 17.10.1962, гражданин Таджикистана. В 2006 году был признан инвалидом 2 группы, что подтверждается письмом посольства Таджикистана в Узбекистане. Находится в УЯ 64/71 в поселке Жаслык, Каракалпакстан.
3)   Шавкат Муслимович Каримов, родился 23 июня 1971 года, гражданин Таджикистана. С 30 марта 1996 года имеет 2 группу инвалидности. Это подтверждается справкой посольства Таджикистана в Узбекистане. Он находится в колонии 64/47 в городе Кизилтепа Навоийской области.
4)   Мурад Алматович Латипов, родился 1 января 1957 года в Ташкенте, гражданин Узбекистана. В приговоре указано, что он инвалид 1 группы (слепой), признан инвалидом 1 января 1997 года. Находится в колонии УЯ 64/32 в Папском районе Наманганской области.
5)   Суннат Тургунович Таласов, родился 28.08.1964 в Ташкенте, гражданин Узбекистана. В приговоре указано, что он инвалид 1 группы (слепой). Местонахождение установить не удается.  Подробнее в пресс-релизе "Узбекистан: заключенные-инвалиды вновь не попали под амнистию" от 24 февраля 2013 года.

  • Закрытие офиса HRW
С 2007 года закрыт ташкентский офис международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Вотч", 15 лет работавшей в Узбекистане. Эта организация пользуется особым доверием среди жителей страны. Однако она была изгнана за принципиальную позицию в оценке соблюдения свободы совести в Узбекистане и трагических событий в Андижане 2005 года. Как Вы знаете, одним из условий отмены санкций Евросоюза в отношении Узбекистана было возобновление деятельности HRW. И Узбекистан не выполняет это условие.

  • Добавление сроков заключения
Стала стандартной практика увеличения сроков заключения правозащитникам, журналистам, представителям политической оппозиции и тысячам заключенных по обвинению в «религиозном экстремизме». Это делается с помощью бездоказательных обвинений в «неповиновении требованиям администрации учреждения по исполнению наказания» (статья 221 УК РУз). Приговоры выносятся в нарушение принципов справедливости и объективности.  Продление сроков заключения ведет к пожизненному заключению.

18 лет отбыл в заключении бывший депутат парламента Узбекистана Мурад Джураев, 61 года, в 2012 году его осудили еще на 3 года – это пятая судимость подряд; 14 лет за решеткой писатель Мамадали Махмудов, 72 лет, сейчас идет следствие и ему грозит новый срок лишения свободы; правозащитник Исроил Холдаров, 62 лет, инвалид 2 группы, отсидел 6 лет, в 2012 году и ему добавили 3года. 

Позвольте надеяться, что во время визита в Узбекистан Вы уделите достаточное внимание теме прав человека: это должно положительно повлиять на судьбу вышеназванных лиц и организации "Хьюман Райтс Вотч" .

С уважением, 

Надежда Атаева,
президент Ассоциации Права человека в Центральной Азии»


26.2.13

Кыргызстан: пропал беженец из Узбекистана Шухрат Мусин

Причастны ли к его исчезновению кыргызские и узбекские спецслужбы?

18 февраля 2013 года в Бишкеке исчез гражданин Узбекистана Шухрат Мусин. Незадолго до полудня ему на мобильный телефон кто-то позвонил, и он вышел, предупредив, что скоро вернется. В доме, который он арендовал в микрорайоне Аламедин Свердловского района Бишкека, оставались его коллега и его двое несовершенолетних детей. Жена в этот момент была в пути из Джалал-Абада в Бишкек. Коллега в тот день не дождался его и ушел, когда вернулась жена Мусина.

8 дней Шухрат Мусин не выходит на связь, на телефонные звонки не отвечает.

Шухрат Мусин 
Шухрат Шарипович Мусин родился 30 сентября 1984 года в городе Джалалабаде на юге Кыргызстана. Вырос в городе Ханабаде Андижанской области Узбекистана.

В 2007 году, после того, как он вместе с друзьями посмотрел видеозапись о событиях в Андижане в мае 2005 года, им заинтересовалась Служба национальной безопасности Узбекистана (СНБ). В апреле 2008 года нескольких из них арестовали, обвинили в причастности к так называемому вахаббизму и приговорили к лишению свободы. В доме, где жила семья Мусина, несколько раз проводились обыски, во время которых в помещение была подброшена религиозная литература. Потом выяснилось, что подброшенные издания запрещены органом цензуры (Государственный комитет связи, информатизации и телекоммуникационных технологий Республики Узбекистан - УзАСИ).

Отец Шухрата Шарип Мусин давно был поставлен на учет узбекскими правоохранительными органами за соблюдение исламских обрядов. В 2008 году правоохранительные органы активно собирали против него материалы обвинительного характера, и он уехал на заработки в Россию. Вскоре стала опасаться ареста мать Шухрата Мусина. Она раздражала власти тем, что носит хиджаб.

В 2008 году участковый милиционер стал все чаще посещать Шухрата Мусина, затем сотрудники органов внутренних дел и СНБ. Мусин решил покинуть Узбекистан.

Вместе с женой и матерью Шухрат выехал в Кыргызстан, из России к ним приехал отец. Вместе они обратились в представительство УВКБ ООН в Бишкеке.

В 2009 году Шухрат Мусин был признан мандатным беженцем ООН и жил в Кыргызстане, ожидая переселения в третью страну. К этому времени Узбекистан его объявил в розыск. Родителей скоро отправили в США по линии УВКБ ООН.

В октябре 2010 года Шухрат Мусин был задержан в Бишкеке сотрудниками Государственного комитета национальной безопасности Кыргызстана (ГКНБ) на основании запроса Узбекистана о его экстрадиции. На родине Мусина объявили в розыск по статье 159 (посягательство на конституционный строй Узбекистана) УК РУз, обвинив в причастности к Исламскому движению Узбекистана (ИДУ). Мусин отрицал обвинения в преступлениях и причастности к экстремистским организациям. В следственном изоляторе ГКНБ Шухрата Мусина принуждали под пытками к самооговору и негласному сотрудничеству. От всего этого Мусин упорно отказывался, и истязатели наносили ему сильные удары по голове. В результате Шухрат Мусин стал плохо слышать. Ему угрожали, что если он не примет условия ГКНБ Кыргызстана, то УВКБ ООН лишит его статуса беженца, и он будет выдан Узбекистану. Об этом Мусин лично сообщил в Ассоциацию «Права человека в Центральной Азии». То же сообщил его отец Шарип Мусин.

В февраля 2011 года после вмешательства представительства УВКБ ООН в Бишкеке Шухрат Мусин был освобожден из-под стражи. В декабре 2012 года он снова был задержан сотрудниками ГКНБ Кыргызстана на 4 часа. 

Вскоре в Интернете стали появляться подписанные псевдонимами статьи с обвинениями в его адрес, без согласия Мусина был опубликован сертификат Управления Верховного Комиссариата по делам беженцев, выданный ему в январе 2010 года. По словам Мусина, как только он обнаружил эти публикации, то сообщал об этом сотрудникам УВКБ ООН в Бишкеке (в июле, в сентябре, в ноябре 2012 года). Сообщил он и о том, что замечает интерес к себе и месту своего жительства со стороны сотрудников правоохранительных органов Кыргызстана. В ответ на свои заявления в УВКБ ООН он не получал защиту и был вынужден переселяться с места на место почти каждые три месяца.

В ноябре 2012 года представитель Офиса УВКБ ООН в Бишкеке встретился с беженцами, в числе которых был Шухрат Мусин. В присутствии более чем 10 беженцев Мусин рассказал, что сотрудники ГКНБ Кыргызстана, как только узнают его адрес, заявляют хозяевам жилья, что он террорист и рекомендуют им Мусина выселить. И после этого его обращения к представителю УВКБ ООН ситуация не улучшилась. К этому времени США уже дважды отказали Мусину в переселении, срок действия его узбекского паспорта истек в сентябре 2009 года. Мусин был вынужден скрывать место своего жительства от всех, особенно от ГКНБ Кыргызстана.

Об исчезновении Шухрата Мусина в УВКБ ООН узнали уже в полдень 19 февраля 2013 года. В этот же день его жена обратилась за правовой помощью в Общественный Фонд «Правовая клиника «Адилет», и теперь у Мусина есть адвокат. Однако установить местонахождение Мусина пока не удается.

Случай с Шухратом Мусиным не единственный за последние восемь лет. Правозащитникам известны более 20 примеров принудительного возвращения узбекских граждан из Кыргызстана в Узбекистан при участии спецслужб этих двух стран. Есть основания предполагать, что в действительности таких случаев гораздо больше; имена многих жертв принудительного перемещения неизвестны, так как они не были зарегистрированы в УВКБ ООН и не обращались к правозащитникам.

*   *   * 
В Ассоциацию «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA регулярно поступают жалобы на работу офиса УВКБ ООН в Женеве, предоставляющего  заявителям статус мандатного беженца ООН. Дела беженцев из Узбекистана он стал рассматривать крайне медленно и все чаще формально. Это касается даже жертв пыток и бывших заключенных активистов гражданского общества. При рассмотрении заявлений узбекских беженцев УВКБ все реже учитывает, что в Узбекистане систематически практикуются пытки и фабрикация уголовных обвинений, правительство уже более 10 лет не разрешает 10 тематическим Спецдокладчикам ООН посетить страну, оттуда изгнаны международные организации, в том числе HRW, преследованиям подвергнуты более 200 правозащитников и независимых журналистов. Судьба высланных в Узбекистан беженцев обычно покрыта тайной.

 Практика последних трех лет показывает:
- УВКБ ООН отступает от своих уставных принципов, поддаваясь политическому давлению со стороны стран Центральной Азии и других участников Шанхайской организации сотрудничества (ШОС);
- правительства стран Евросоюза, США и Канады стали чаще отказывать в предоставлении убежища мандатным беженцам ООН, которые объявлены в розыск по бездоказательным обвинениям в тяжких преступлениях. Принимая такие решения, правительства опираются на информацию, полученную от официальных лиц Узбекистана, хотя это государство известно злостным нарушением прав человека и отсутствием верховенства закона;
- беженцам приходится ожидать решения УВКБ ООН в странах, где правоохранительные органы чинят произвол; спецслужбы Узбекистана все чаще похищают беженцев;
- лица, преследуемые за религиозные убеждения, абсолютно не защищены и все больше теряют перспективы переселения в третью страну, если обратились в представительства УВКБ ООН в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA призывает:
- Верховного Комиссара ООН по делам беженцам;
- Верховного Комиссара ООН по правам человека;
- Специального докладчика ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания;
- Специального докладчика ООН по вопросу о поощрении и защите прав человека в условиях борьбы с терроризмом –

обеспечить выполнение Конвенции ООН о статусе беженцев, других международных соглашений по правам человека в контексте защиты прав лиц, ищущих убежища и беженцев, обратить серьезное внимание на положение беженцев из Узбекистана в Кыргызстане и других странах СНГ и ШОС.




24.2.13

Узбекистан: заключенные-инвалиды вновь не попали под амнистию

Уже более 2 месяцев назад, 4 декабря 2012 года, Сенат Узбекистана в связи с 20-й годовщиной конституции страны принял постановление об амнистии. Как заявил сенатский комитет по законодательству и судебно-правовым вопросам, это акт гуманности по отношению к тем, чьи преступления неопасны для общества. Отдельно в постановлении отмечены в частности инвалиды 1 и 2 групп; лица, страдающие тяжкими заболеваниями; женщины; мужчины старше 60 лет; иностранные граждане.

Предыдущая амнистия была объявлена в Узбекистане в декабре 2011 года. По официальным данным, она была применена к более чем 45 тысячам человек, в том числе были освобождены от отбывания уголовного наказания 1 млн 958 тысяч человек, остальным сокращены сроки заключения, либо прекращено их уголовное преследование.

Постановление от 4 декабря 2012 года составлено таким образом, что из числа амнистируемых исключены политические узники.

Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA стало известно, что несколько лет акты об амнистии не касаются:

1.    заключенных инвалидов первой и второй группы, ниже следует их список:

Мухаммаджон Ахмедович Курбанов, родился 27 февраля 1957 года в Ферганской области. Гражданин Узбекистана. 2 октября 2006 года признан инвалидом 2 группы, у него бронхиальная астма 4 степени. Справка об инвалидности №А070009827. Содержится в УЯ 64/73, в колонии-поселении, Зафарабадский район  Джизакской области.
Мухаммаджон Курбанов под стражей с 2009 года. Обвинен по статьям: 227 (подделка документов); 168, часть 2, пункты "а", "б" (мошенничество), часть 3, пункт "б" (мошенничество в крупных размерах) УК РУз. В период следствия подвергался пыткам. Акты амнистии к нему не применялись.

Рустам Рахманкулов, родился 17 октября 1962 года, гражданин Таджикистана. В 2006 году был признан инвалидом 2 группы, что подтверждено письмом посольства Таджикистана в Узбекистане. Находится в УЯ 64/71 в поселке Жаслык, Каракалпакстан.
14 июня 2009 года Ташкентский городской суд по уголовным делам приговорил Рустама Рахманкулова к 18 годам лишения свободы по статьям: 273, часть 5 (сбыт наркотиков); 246, часть 2 (контрабанда) УК РУз. Суд не учел, что он инвалид. К нему не были применены акты амнистии от 27.06.2009 г., от 28.08.2010 г., от 08.12.2011 г.

            Шавкат Муслимович Каримов, родился 23 июня 1971 года, гражданин Таджикистана. С 30 марта 1996 года имеет 2 группу инвалидности. Это подтверждается справкой посольства Таджикистана в Узбекистане. Он находится в колонии 64/47 в городе Кизилтепа Навоийской области.
9 февраля 2011 года Мирабадский суд Ташкента по уголовным делам приговорил Шавката Каримова к 20 годам заключения по статье 273, часть 5, УК РУз (незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их сбыт). Акты амнистии к нему не применялись.

Мурад Алматович Латипов, родился 1 января 1957 года в Ташкенте, гражданин Узбекистана. В приговоре указано, что он инвалид 1 группы (слепой), признан инвалидом 1 января 1997 года. Находится в колонии УЯ 64/32 в Папском районе Наманганской области.
Мурада Латипова осудили по 11 статьям УК РУз: статья 28 (виды соучастников преступления) в совокупности со статьей 97 (умышленное убийство), часть 2, пункты "а", "г", "д", "м", "п", "р" (15 лет заключения); 145 (нарушение свободы совести), часть 2 (2 года); 155 (терроризм), часть 3, пункты "а", "б" (15 лет); 158 (покушение на президента), часть 1 (10 лет); 159 (посягательство на конституционный строй), часть 4 (10 лет); 161 (диверсия) (15 лет); 242 (организация преступного сообщества), часть 1 (15 лет) 244-1, часть 3, пункты "а", "б" (изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку) (5 лет), 244-2, часть 2 (15 лет), применили статью 59 УК РУз (назначение наказания при совершении нескольких преступлений) и приговорили к 16 годам заключения. Арестован 16 октября 2004 года. Обвинен в причастности к взрывам 1999 года. Без сопровождения он не может ходить. Это известно суду и было зафиксировано 9 операторами Центрального ТВ Узбекистана, в том числе службой новостей «Ахборот», представителем Омбудсмана и дипломатами посольств стран ЕС. Акты амнистии к нему не применялись.

Суннат Тургунович Таласов, родился 28 августа 1964 года в Ташкенте, гражданин Узбекистана. В приговоре указано, что он инвалид 1 группы (слепой). Таласова осудили по 10 статьям УК РУз: статья 28 (виды соучастников преступления) в совокупности со статьей 97 (умышленное убийство), часть 2, пункты "а", "г", "д", "м", "п", "р" (8 лет); 155, часть 3, пункты "а", "б" (8 лет); 158, часть 1 (покушение на президента) (8 лет); 159, часть 4 (посягательство на конституционный строй) (7 лет); 161 (диверсия) (7 лет); 242, часть 1 (организация преступного сообщества) (7 лет); 244-1, часть 3, пункты "а", "б" (изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку) (5 лет); 244-2, часть 2 (cоздание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях) (7 лет), применили статью 59 УК РУз и приговорили к 10 годам заключения. Арестован 27 ноября 2004 года. Осужден Ташкентским городским судом по уголовным делам 21 февраля 2005 года. Местонахождение Таласова установить не удается. Акты амнистии к нему не применялись.

2. политзаключенных 60 лет и старше:
Исак Абдуллаев, родился в 1935 году, гражданин Узбекистана. Член Правозащитного центра «Мазлум». Он был арестован 13 марта 2005 года, обвинен по статьям: 110, часть 2 (истязание); 112 часть 1 (угроза убийством или применением насилия); 137, часть, 2 пункты "а", "б", "в", "г" (похищение человека); 138, часть 2, пункты "а", "б" (насильственное незаконное лишение свободы); 139, часть 3, пункты "а", "в", "г " (клевета); 165, часть 2 (вымогательство); 166, часть 4, пункт "а" (грабеж); 168, части 1, 3, пункт "а" (мошенничество); 182, часть 2, пункт "а" (нарушение таможенного законодательства); 184, часть 3 (уклонение от уплаты налогов или других платежей); 219, часть 2 (сопротивление представителю власти или лицу, выполняющему гражданский долг); 237 (ложный донос); 244-1 (изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку) и 273 (незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их сбыт) УК РУз и приговорен к 10 годам лишения свободы. Исак Абдуллаев был осужден в возрасте 70 лет; в 77 лет он остается в заключении. Акты амнистии к нему не применялись.
Салижон Абдурахманов, родился в 1950 году, гражданин Узбекистана. Учредитель и корреспондент информационного агентства «Uznews.net» (http://www.uznews.net), член «Настоящего cоюза журналистов Узбекистана» и «Комитета по защите личных прав в Каракалпакстане». Работал на радио «Свобода» и в Институте освещения войны и мира. Был арестован 7 июня 2008 года. Ему предъявили обвинение по статьям: 276, часть 2, пункт «а» (незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами без цели сбыта) УК РУз и приговорили к 10 годам лишения свободы. 62-летний Салижон Абдурахманов отбывает наказание в сложных бытовых условиях, его доступ к медицинской помощи ограничен. Акты амнистии к нему не применялись.
Мурад Джураев, родился в 1952 году, гражданин Узбекистана. Бывший депутат парламента Узбекистана, бывший мэр г. Мубарека Кашкадарьинской области. Принимал активное участие в принятии «Декларации независимости» в парламенте страны. Член Центрального совета Демократической партии Узбекистана «Эрк». 18 июня 1994 года по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями: 17-55; 17-60, часть 2; 17-62; 17-73, часть 1; 17-197, часть 1 Уголовного кодекса Узбекистана (1995), был приговорен к 12 годам заключения. Вскоре срок был сокращен до 9 лет. Затем Джураев был 4 раза осужден к лишению свободы по статье 221 (неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания): в 2003, 2006, 2009 годах и 5 декабря 2012 года. 60-летний Мурад Джураев остается в заключении, он страдает заболеванием носоглотки, ему нужна стоматологическая помощь. Акты амнистии к нему не применялись.

Самандар Куканов, родился в 1945 году, гражданин Узбекистана. Бывший заместитель председателя парламента Республики Узбекистан, член Демократической партии Узбекистана «Эрк». В 1993 году он был приговорен к 20 годам лишения свободы по обвинению в экономических преступлениях. Информация о состоянии здоровья 67-летнего Самандара Куканова недоступна общественности, его близкие запуганы. Акты амнистии к нему не применялись.

Ганихон Маматханов, родился в 1951 году, гражданин Узбекистана. Представитель «Комитета защиты прав личности» по Ферганской долине. Был арестован 9 октября 2009 года, затем приговорен к 5 годам лишения свободы по статьям 168 (мошеничество); 211, часть 3 (дача взятки) УК РУз. 61-летний заключенный Ганихон Маматхано страдает сердечной недостаточностью. Акты амнистии к нему не применялись.

Мамадали Махмудов, родился в 1940 году. Писатель. Член Демократической партии Узбекистана «Эрк». Бывший председатель Фонда культуры Узбекистана. Он был арестован 19 февраля 1999 году и затем приговорен к 14 годам заключения по статьям 25-159, часть 4 (посягательство на конституционный строй); 216 (Незаконная организация общественных объединений или религиозных организаций), 242, часть 1 (Организация преступного сообщества) УК РУз. 72-летний Мамадали Махмудов остается в заключении. Акты амнистии к нему не применялись.

Агзам Тургунов, родился в 1952 года, гражданин Узбекистана. Исполнительный директор и основатель Правозащитного центра «Мазлум». 11 июля 2008 года был приговорен к 10 годам лишения свободы по статье 165 (вымогальство) УК РУз. 60-летний заключенный Агзам Тургунов страдает от сердечной недостаточности. Акты амнистии к нему не применялись.

Рустам Усманов, родился в 1948 году, гражданин Кыргызстана. Бывший председатель правления первого частного коммерческого банка «Рустам-банк». В феврале 1998 года был приговорен к 14 годам заключения по статьям 165, часть 3 (вымогательство); 177, часть 3 (незаконное приобретение или сбыт валютных ценностей); 205, часть 2 (злоупотребление властью или должностнымиполномочиями), 209, часть 1 (должностной подлог) УК РУз. В феврале 2012 года был оглашен второй приговор, по которому он осужден на 5 лет лишения свободы по статье 221 (неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания). 64-летний заключенный Рустам Усманов неоднократно подвергался пыткам, страдает сердечной недостаточностью. Акты амнистии к нему не применялись.

Исроилжон Холдаров, родился 23 августа 1951 года, гражданин Узбекистана. Председатель Андижанского областного отделения Общества прав человека Узбекистана «Эзгулик». В октябре 2005 года покинул Узбекистан и обратился за международной защитой в представительство УВКБ ООН в Кыргызстане. 2 ноября 2005 года Узбекистан объявил его в розыск по статье 159, часть 1, УК РУз (посягательство на конституционный строй). По официальной версии, 7 сентября 2006 года явился с повинной в Управление Службы национальной безопасности по Андижанской области. Обстоятельства возвращения в Узбекистан остаются неизвестными. В феврале 2007 года Андижанский областной суд приговорил его к 6 годам лишения свободы по статьям 159 (посягательство на конституционный строй); 216 (незаконная организация общественного объединения), 223 (незаконный выезд за границу); 244-1 (распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности). 15 июля 2012 года был вынесен второй приговор по статье 221 (неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания), в результате срок заключения продлен на три года. 61-летний Исроилжон Холдаров, инвалид 2 группы, остается в изоляции, в условиях, которые вредят его здоровью. Акты амнистии к нему не применялись.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» - AHRCA призывает международное сообщество немедленно вмешаться в судьбу тех, кто вопреки Конституции Узбекистана лишен свободы.



23.2.13

Узбекистан: штрафной изолятор как средство расправы над заключенным Файзулло Агзамовым

10 месяцев не могут добиться родные встречи с заключенным Файзулло Агзамовым. В ответ на 3 попытки его увидеть им заявили, что он в штрафном изоляторе. Следствием таких наказаний бывает новый срок лишения свободы.

Файзулло Агзамов, 1969 года рождения. В 2001 году был приговорен к 17 годам заключения. Его обвинили по статьями 159 (посягательства на конституционный строй); 242 (организация преступного сообщества); 244-2 (создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях) УК РУз. С 2010 года отбывает наказание в УЯ 64/71 в поселке Жаслык (Каракалпакстан).

С 2007 по 2010 год он отбывал наказание в Андижанской тюрьме УЯ 64/Т-1, где в результате пыток у него оказалась сломана нога. В 2011 году Андижанская тюрьма была расформирована и переименована в учреждение УЯ64/СИ-14 ГУИН. В ее здании стал располагаться областной следственный изолятор, ранее занимавший лишь один из блоков тюрьмы. Осужденных перевели в другие учреждения пенитенциарной системы.

В мае 2012 года к Файзулло Агзамову приехала на свидание жена и увидела на его теле следы побоев. Он не стал объяснять их происхождение, опасаясь, что любое расследование случившегося повлечет запрет на свидание с близкими, а виновных все равно не накажут. По мнению жены, он не похож на нарушителя порядка, так как чувствует непреодолимую слабость и боль в области груди.

6 января 2013 года на встречу с Агзамовым приехал его сын, но встреча не состоялась, потому что заключенный был снова в изоляторе.

21 января 2013 года родные Агзамова обратились в ГУИН за разрешением на свидание с ним, но им ответили, что он опять в штрафном изоляторе.

9 февраля 2013 года родные снова попросили свидание с заключенным Агзамовым, теперь двухдневное, но выяснилось, что и в этот раз он в штрафном изоляторе.

Три раза оказаться в штрафном изоляторе – прямой путь к новому сроку лишения свободы. Это сложившаяся практика. Отсутствие возможности узнать о судьбе Файзулло Агзамова ведет к ограничению его права на защиту, в том числе от пыток и другого унижающего достоинство обращения.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии»AHRCA выражает обеспокоенность судьбой Файзулло Агзамова и призывает обеспечить доступ к нему Международного Комитета «Красного Креста», защиту от пыток и право на защиту.


Копия:
   Спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания,
     Спецдокладчику ЕС по правам человека,
     Спецдокладчику ЕС по странам Центральной Азии,
     международным правозащитным организациям.



16.2.13

Нет второй андижанской трагедии!

Остановить продажу военной техники Узбекистану!


По сообщению газеты "The Times", (8 февраля 2013 г.), британское военное ведомство планирует продать Узбекистану ту часть вывозимой из Афганистана военной техники, которую якобы невыгодно везти назад в Великобританию. Нас удивляет то, что британское правительство принимает в расчет только узкие финансовые соображения, но не права человека.

Известно, что Узбекистан добивается от США, Великобритании и Германии продажи бронированных военных машин и вертолетов, то есть техники, используемой в военных операциях. Но в каких военных действиях Узбекистан скорее всего  будет использовать эти военную технику и вооружения?

Практика показывает, что режим Каримова готов применять военную технику против своего населения. По различным независимым источникам, от 500 до 700 человек, включая детей и женщин, были убиты в результате расстрела мирной демонстрации протеста в Андижане в мае 2005 года. При расстреле мирных граждан использовались бронетранспортеры советского производства и вертолет, совершавший рекогносцировку огневых целей. В случае новых массовых акций протеста в Узбекистане, вероятность которых растет с каждым днем, Каримов не остановится перед применением военной силы, в том числе военной техники британского и, возможно, американского и германского производства, если получит ее в свое распоряжение. Если это случится, то часть ответственности за жертвы нужно будет возложить на правительства, которые поставят Узбекистану это военное оборудование, а также на лиц, инициировавших это решение, включая премьер-министра Дэвида Камерона и министра обороны Филипа Хаммонда.

Еще не поздно остановить эту сделку. Поэтому мы призываем депутатов парламента Великобритании не утверждать ее и назначить комиссию, которая, рассмотрев номенклатуру предлагаемой техники, определит, может ли она быть использована против мирного населения.

Мы призываем правительство и парламенты США и Германии принять аналогичные меры, чтобы не допустить продажу Узбекистану военной техники, которая может использоваться для подавления демонстраций протеста.

Правительства Великобритании, США и Германии должны поставить на первое место приоритеты прав человека при рассмотрения вопроса о продажи вооружений авторитарному режиму Узбекистана, на совести которого тысячи загубленных жизней.


Сбор подписей продолжается. Желающие могут выразить свое мнение на сайте AVAAZ по ссылке:
http://www.avaaz.org/ru/petition/Net_vtoroy_andizhanskoy_tragedii_Ostanovit_prodazhu_voennoy_tehniki_Uzbekistanu/?eZhfgeb


Подписавшиеся:


Узбекистан

1. Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», Франция
2. Ёдгор Обид, поэт, член Международного ПЕН-клуба, Австрия
3. Диларом Исхакова, поэтесса, Узбекистан
4. Исмаил Дададжанов, председатель Демократического форума Узбекистана, Швеция
5. Санжар Умаров, лидер коалиции «Солнечный Узбекистан», США
6. Мухаммад Салих, лидер Демократической партии Узбекистана «Эрк», Норвегия
7. Нигара Хидоятова, политический деятель, Узбекистан
8. Абдужалил Бойматов, председатель Общества прав человека Узбекистана, Ирландия
9. Алишер Таксанов, независмый журналист, Швейцария
10. Башорат Ешова, координатор Общества прав человека Узбекистана в Швейцарии
11. Сергей Игнатьев, координатор проекта "Творчество и права человека" Ассоциации "Права человека в Центральной Азии", США

12. Наталья Бушуева, редактор радиопрограммы "SOS" Aссоциации "Права человека в Центральной Азии", Швеция
13. Кудрат Бабаджанов, журналист, Швеция
14. Гульшан Караева, председатель Общества прав человека Узбекистана в Кашкадарьинской области, Узбекистан
15. Тулкин Караев, Общество прав человека Узбекистана, Швеция
16. Хусан Темиров, правозащитник в области свободы совести, Швеция
17. Мухиддин Курбанов, международная организация правозащитников, Швеция
18. Даниель Андерсон, политический беженец, Норвегия
19. Дэвид Андерсон, политический беженец, Норвегия
20. Аваз Фаязов, международная организация "Human Rights Defenders", Швеция
21. Байрамали Юсупов, политический беженец, Дания
22. Рафик Ганиев, Общество прав человека "Эзгулик", Швеция
23. Набиджан Нарбутаев, политическая партия "Бирлик", Швеция
24. Мухаммадсалих Абутов, организация "Таянч", Швеция
25. Хусниддин Кутбиддинов, независимый журналист, Узбекистан

26. Улугбек Хайдаров, журналист, обладатель международной правозащитной премии Хаммен Хеллет, Канада
27. Шухрат Ганиев, директор Гуманитарного правового Центра, координатор Центральноазиатской сети по защите правозащитников, Узбекистан
28. Хатам Хаджиматов, правозащитник, Норвегия
29. Улугбек Зайнабитдинов, политическая партия "Бирлик", Швеция
30. Мирахмат Муминов, правозащитник в области свободы совести, США
31. Фарходхон Мухтаров, участник Правозащитного Альянса Узбекистана, Узбекистан
32. Олег Сарапулов, участник Правозащитного Альянса Узбекистана, Узбекистан
33. Дилора Рахимова, правозащитница, Швеция
34. Алишер Абидов, гражданин Узбекистана
35. Зульфия Абидова, гражданин Узбекистана
36. Абос Икрамов, гражданин Узбекистана
37. Назим Ходжиев, гражданин Узбекистана
38. Сабир Махамов, гражданин Узбекистана
39. Баходир Кадыров, гражданин Узбекистана
40. Умид Дехканбаев, гражданин Узбекистана
41.Акмаль Джамалов, гражданин Узбекистана
42. Даврон Муминов, гражданин Узбекистана
43. Мухаббат Позилова, гражданин Узбекистана
44. Ташпулат Юлдашев, политолог, США
45. Дарья Еписова, независимый журналист, США
46. Атхам Шаймарданов, эколог и правозащитник, Узбекистан
47. Ахмаджон Нормирзаев, правозащитник, Узбекистан
48. Елена Бондарь, независимый журналист, Узбекистан
49. Саломатой Бойматова, член Общества прав человека Узбекистана
50. Абдулкосим Мамарасулов, правозащитник, Джизакская область
51. Лутфулло Шамсутдинов, председатель Андижанского отделения Независимой
Организации по Правам Человека Узбекистана (НОПЧУ)

52. Нодир Ахатов, председатель Каршинского городского отделения Общества Прав Человека Узбекистана
53. Бахтиёр Хамраев, правозащитник, Узбекистан
54. Зиёдулло Роззаков, правозащитник, Узбекистан
55. Улугбек Бакиров, журналист, Норвегия
56. Ризо Обид, главный редактор сайта «Замондош», Нидерланды
57. Шавкат Мухаммад, редактор сайта «Замондош», Узбекистан
58. Максим Назир, журналист, Франция
59. Гайрат Холматов, гражданин Узбекистана, Канада
60. Шухрат Курбанов, гражданин Узбекистана, Канада
61. Марат Насибуллин, гражданин Узбекистана, Канада
62. Пирмухаммад Холмухаммад, гражданин Узбекистана, Канада

Россия

63. Дмитрий Беломестнов, представитель Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» в России

64. Сергей Ковалев, председатель правления Российского общества "Мемориал", член правления Международного общества "Мемориал", председатель Фонда Андрея Сахарова, Москва
65. Лев Пономарёв, профессор, исполнительный директор Общероссийского движения "За права человека", Москва
66. Евгений Ихлов, ответственный секретарь Общественного Экспертного совета  Общероссийского движения "За права человека", Москва
67. священник Глеб Якунин, Общественный комитет "За свободу совести", Москва
68. Валентин Гефтер, генеральный директор Института Прав человека, Москва
69. Елена Рябинина, руководитель программы "Право на убежище" Института прав человека, Москва
70. Глеб Кириллов, Костромское региональное отделение Общероссийского общественного движения «За права человека», Кострома
71. Александр Подрабинек, бывший политзаключенный, правозащитник, журналист, Москва
72. Даниил Кислов, главный редактор Международного информационного агентства "Фергана.Ру", Москва

Азербайджан

73. Лейла Юнус, Институт мира и демократии, Баку
74. Хикмет Хаджизаде, FAR Центр, Баку
75. Матанат Азизова, Женский кризисный центр, Баку
76. Хафиз Сафиханов, председатель Общественного объединения «Азербайджанская кампания против мин»
77. Захир Аманов, газета “Janub Heberleri”
78. Расул Джафаров, Клуб Прав Человека
79. Ильгар Гасимов, ”Legal Aid”, город Ленкорань
80. Мехман Алиев, агентство новостей "Туран"
81. Анар Мамедли, Центр мониторинга выборов и обучения демократии
82. Мирвари Габраманли, Организация защиты прав нефтяников
83. Эльчин Бехбудов, Азербайджанский комитет против пыток
84. Интигам Алиев, Общество правового просвещения
85. Лейла Алиева, Центр стратегических и международных исследований
86. Хилал Мамедов, газета “Tolishi Sado”
87. Эмин Гусейнов, Институт свободы и безопасности репортеров
88. Аннаджи Хасибейли, Ассоциация юристов Азербайджана
89. Алекпер Мамедов, Центр демократического и гражданского контроля над вооруженными силами
90. Шакир Агаев, газета "Новое время"


Армения

91. Микаэл Данилиян, глава Арменского Хельсинкского комитета, Ереван

Германия

92. Берханд Клазен, журналист

Казахстан

93. Зауреш Батталова, президент Общественного фонда "Фонд развития парламентаризма в Казахстане", г.Астана
94. Бахытжан Торегожина, президент ОФ «Ар.Рух.Хак», г.Алматы
95. Галым Агелеуов, президент ОФ «Либерти», г.Алматы
96. Лукпана Ахмедьяров, главный редактор газеты «Уральская неделя», г.Уральск
97. Бактыгул Канатов, директор ОФ «За справедливость», г.Актобе
98. Амангельды Шоманбаев, правозащитник, г.Алматы

99. Аскар Шайгумаров, правозащитник, ОО «Западно–Казахстанский Союз воспитанников детских домов», г.Уральск
100. Ксения Ермаганбетова, правозащитник, и.о. директора ЧУ "Диалог плюс", г.Караганда
101. Айткожа Фазылова, общественный деятель, г.Караганда
102. Рослана Таукина, директор фонда «Журналисты в бед», г.Алматы
103. Ирина Савостина, председатель движения пенсионеров РОО «Поколение» , г.Алматы
104. Рамзан Есергепов, председатель парвления ОФ «Журналисты в беде», г.Алматы
105. Даметкен Аленова, председатель ОО «Движение Женщины Казахстана», г.Алматы
106. Фатима Джандосова, директор по развитию журнала  «Умные вещи», г.Алматы
107. Сергей Дуванов, руководитель информационно-мониторингового центра Казахстанского Бюро по правам человека и соблюдению законности.

Кыргызстан

108. Сардар Багишбеков, председатель ОФ "Голос свободы"www.vof.kg, г.Бишкек
109. Иззатилла Рахматиллаев, правозащитник, Ош
110. Равшан Гапиров, правозащитник, Ош 

Норвегия

111. Адам Арвигсон, гражданин Норвегии
112. Бьорн Эриксон, гражданин Норвегии
113. Кнут Коаса, гражданин Норвегии
114. Кьел Питерсон, гражданин Норвегии

115. Игорь Беляцкий, член Ассоциации "Права человека в Центральной Азии", Норвегия

Польша

116. Людмила Козловска, президент Фонда «Открытый диалог»

Туркменистан

117. Фарид Тухбатуллин, председатель Turkmen Initiative for Human Rights (TIHR), Австрия
118. Вячеслав Мамедов, председатель Демократического гражданского союза Туркменистана, Голландия
119. Тимур Мисриханов, председатель Союза независимых юристов Туркменистана

Таджикистан

120. М. Шарифи, правозащитник
121. Гульнора Равшан, журналист

Украина

122. Олексий Толкачов, президент European Association of Ukrainians, Киев

Франция


123. Наталья Горбаневская, русская поэтесса, переводчица, правозащитник, бывшая политзаключенная
124. Хадижат Гадаева, правозащитница



13.2.13

Узбекистан: заключенному писателю Мамадали Махмудову грозит новый срок лишения свободы

72-летний узбекский писатель Мамадали Махмудов уже 14 лет в заключении. На днях он переведен из колонии в Ташкентскую тюрьму. 16 февраля 2013 г. заканчивается срок наказания, назначенного Махмудову в 1999 году. В октябре 2012 г. власти дали понять, что готовят против него новое обвинение. 12 февраля это подвердилось.

Писатель Мамадали Махмудов, 1990 год
Писатель Мамадали МАХМУДОВ (творческий псевдоним – Эврил Турон) родился в 1940 году. Гражданин Узбекистана, бывший председатель Фонда культуры Узбекистана, лидер движения «Туркестан», созданного инициативной группой узбекской интеллигенции и просуществовавшего с 1989 по 1993 годы. Лауреат премии Хеллман – Хэммета, присуждаемой писателям – жертвам преследований по политическим мотивам, и премии «Чолпан», учрежденной в память жертв сталинских репрессий, которую он получил за исторический роман «Бессмертные скалы». В 2008 году французское издательство "L’AUBE" выпустило этот роман на французском языке в переводе Филиппа Фризона.


Близкие Мамадали Махмудова три месяца не могут с ним увидеться. 14 ноября 2012 года у Мамадали Махмудова была встреча с дочерью в "сангороде" – больнице-колонии УЯ 64/18 города Ташкента. На свидание писателя привели охранники, которые оставались во время беседы в том же помещении. Дочь увидела на голове Мамадали Махмудова глубокую рану, но он умолчал о ее происхождении. Сказал лишь, что у него высокое артериальное давление, 200 на 150 мм, и общая слабость. Несколько лет назад врачи поставили писателю диагноз: туберкулез.

Родные так и не знают, что с ним произошло и почему у него на голове рана. Недавно заключенный писатель прислал домой письмо и попросил лекарства от воспаления носоглотки. Последние годы он не может обходиться без капель для носа, ему трудно без них дышать. Махмудов выглядет ослабленным и истощенным.

11 февраля 2013 года сын Мамадали Махмудова поехал на встречу с отцом в Чирчик, в колонию 64/6, простоял длинную очередь, чтобы передать ему продукты и лекарства, но посылку не взяли, и отца он не смог увидеть. Выяснилось, что Махмудова перевели в Ташкентскую тюрьму, где содержатся подследственные или ожидающие этапа после суда.

12 февраля 2013 года дочь писателя приехала на встречу с отцом в Ташкентскую тюрьму, но встреча опять не состоялась, у нее только взяли лекарства. И сказали, что против Махмудова возбуждено уголовное дело.

• Дело Мамадали Махмудова

26 февраля 1999 года писатель был арестован. 18 августа 1999 года Ташкентский областной суд приговорил его к 14 годам лишения свободы по статьям Уголовного кодекса Узбекистана: 25-159, часть 4 (посягательство на конституционный строй); 216 (организация запрещенных общественных объединений и религиозных организаций); 242, часть 1 (организация преступного сообщества). До перевода в Ташкентскую тюрьму он отбывал наказание в колонии строгого режима УЯ 64/6, город Чирчик Ташкентской области. Это не первая судимость писателя по сфабрикованному обвинению.

В 1994 году Мамадали Махмудову подбросили наркотики и во время обыска нашли листовки партии «Эрк». Хранение листовок не нарушает закон, но тем не менее стало одним из поводов для уголовного преследования. Затем его привлекли к уголовной ответственности по бездоказательному обвинению в "хищении". В те годы он был председателем Фонда культуры Узбекистана. Общественный резонанс и международная кампания в поддержку писателя повлияли на власти, и его освободили по амнистии.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» - AHRCA убедительно просит всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации проявить активную позицию, чтобы добиться освобождения Мамадали Махмудова из заключения.


Ранее мы писали:
          - пресс-релиз "Узбекистан: заключенный писатель Мамадали Махмудов получил тяжелую травму головы" от 26 ноября 2012 года;
          - пресс-релиз "Узбекистан: Акция за освобождение писателя Мамадали Махмудова" от 1 декабря 2008 года.


11.2.13

Кыргызстан: заключенного Хайруллу Саипова необходимо срочно госпитализировать

В СИЗО-5 города Оша содержится подсудимый Хайрулла Саипов. Врачи поставили ему диагноз: цирроз печени. На последнем судебном заседании он еле стоял. Ему все чаще приходится вызывать скорую помощь, время от времени у него открывается кровотечение. Необходимо незамедлительно обеспечить Саипову постоянную медицинскую помощь.

Хайрулла Саипов родился 26 июня 1976 года, гражданин Кыргызстана, этнический узбек. Он и еще 4 человека: Дильмурат Хайдаров, 1973 года рождения; Данияр Кадыров, 1970 года рождения; Гани Садикжанов; 1974 года рождения; Шукурулло Кочкоров, 1979 года рождения; Баходир Собиров, 1976 года рождения, — подсудимые по уголовному делу № 141-10-240.

Их обвиняют в убийстве налогового инспектора Ажимамата Сеитова и разбое во время межэтнического конфликта на юге Кыргызстана в июне 2010 года. Тело налогового инспектора не найдено, но обвинитель продолжает утверждать, что Сеитов убит, не представляя убедительных доказательств преступления. Всем подсудимым грозит пожизненное заключение.

Хайрулле Саипову предъявлено обвинение по статьям: 233, части 1, 2, 3 (организация, участие, призывы к неподчинению органам власти); 168, часть 2, пункт 2, часть 3, пункты 1, 2 (разбой); 172, часть 2, пункт 2, часть 3 (неправомерное завладение автомобилем); 30-97 (соучастие в убийстве) Уголовного кодекса Кыргызстана.

Саипов был арестован 26 июня 2010 года. Следствие длилось два месяца, потом 5 раз его дело отправлялось на доследование. Во время следствия Хайрулла подвергался пыткам, на его животе следователи практически танцевали и прыгали. Саипов предупреждал их о том, что перенес гепатит, но те не обращали на это внимания. Его также били резиновой дубинкой по голове, применяли электрошок, надевали на голову полиэтиленовый пакет и душили. Сейчас он тяжело болен, врачи поставили ему диагноз: цирроз печени.

13 января 2013 года в СИЗО №5 города Оша у заключенного Хайруллы Саипова из горла пошла кровь. Врачи скорой помощи осмотрели его и сказали, что это проявление цирроза печени. Его отвезли в больницу для принятия экстренных мер, затем вернули в камеру.

25 января 2013 года на заседании Ошского городского суда он чувствовал слабость и едва стоял на ногах. С каждым днем состояние здоровья Саипова ухудшается.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA призывает Ошский городской суд по уголовным делам перевести подсудимого Хайруллу Саипова под домашний арест или госпитализировать его, чтобы ему была доступна постоянная медицинская помощь.

Копия:
          Спецдокладчику ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания,

          Спецдокладчику ЕС по странам Центральной Азии,
           международным правозащитным организациям