27.12.07

Новогоднее поздравление детям Узбекистана

Дорогие дети страны по имени Узбекистан


Мы, правозащитники Узбекистана, хотим поздравить вас с наступающим Новым годом!


Мы надеемся, что празднование Нового года будет для вас веселым и с подарками от Деда Мороза. Хотя, если честно признаться, у нас мало поводов для радости в эти дни.

Страной в предстоящие несколько лет опять будет править «юртбоши», который уже вычеркнул по крайней мере по 12 месяцев из жизни у каждого из вас в вашем походе за знаниями, заставляя вас каждый год работать на хлопковых полях и закрывая школы по всей стране на двухмесячный принудительный «хашар».

Мало поводов для радости и у тех тысяч верующих семей, чьи отцы и братья сидят в тюремных застенках только за то, что осмеливаются иметь свой взгляд на веру.

Немного радости и в тех семьях, чьи родители на месяцы и даже годы вынуждены покидать родину для того, чтобы вам было что есть и во что одеваться. Они вынуждены терпеть лишения на чужбине, потому что наши правители бездарно руководят экономикой страны, разбазаривая и присваивая себе многочисленные природные ресурсы, которыми богата наша страна.

Наш правитель, Ислам Каримов, который не имел права избираться президентом на очередной третий срок, никак не хочет уходить с политической сцены, и одно это дает всем нам мало радости после состоявшихся президентских выборов. Он сделал нас всех заложниками своей безграничной любви к неограниченной власти.

Все же мы надеемся на чудо и желаем вам того, чтобы 2008 год стал, наконец, началом конца авторитарной диктатуры, которая, как тяжелая болезнь, поразила нашу несчастную родину.
Вся наша надежда на вас, на то, чтобы вы своими знаниями и трудом наконец помогли выйти нашей стране из мрака диктатуры на путь демократического и благополучного развития.

С наилучшими пожеланиями,

Ёдгор Обид, узбекский поэт, член международного Пен-клуба, Австрия

Надежда Атаева, президент ассоциации «Права человека в Центральной Азии», Франция

Шахида Якуб, директор «Узбекистанской инициативы Лондона», Великобритания

Исмаил Дададжанов, председатель Демократического Форума Узбекистана, заместитель председателя демократической партии «Народное Движение Бирлик», Швеция

Сулеймон Мурод, координатор Демократической партии Узбекистана «ERK» в Канаде и США

Васила Иноятова, генеральный секретарь демократической партии «Народное Движение Бирлик», Узбекистан

Максуд Бекжан, писатель, член норвежского Хельсинкского комитета, Норвегия

Нигина Маликова, представитель ассоциации «Права человека в Центральной Азии», США

Кудрат Бабаджанов, группа за Свободу Прессы Узбекистана, Швеция

Хатам Хаджиматов, редактор сайта «Ватандош», Норвегия

Сафар Бекжан, член международного Пен-клуба, член партии «Эрк», Швейцария

Бахтияр Хамраев, председатель Джизакского областного отделения Общества прав человека Узбекистана

Тулкин Караев, член ОПЧУ, Швеция

Аваз Фаязов, демократическая партия «Народное Движение Бирлик», Швеция

Баходир Файзи, политолог, США

Зокиржон Ибрагимов, независимый журналист, Швеция

Шохрух Халикулов, правозащитник, Египет

Дилсора Фозилова, гражданка Узбекистана, член Демократического молодежного движения «Уйгон Узбекистан»

Абдурахмон Ташанов, председатель Ташкентского областного отделения «Эзгулик», Узбекистан

Елена Урлаева, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Узбекистан

Ахтам Шаймарданов, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Узбекистан

Абдилло Тожибой угли, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Узбекистан

Жахонгир Шосалимов, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Узбекистан

Камолиддин Раббимов, независимый политолог, Франция

Нуриддин Низомуддинов, член Демократического молодежного движения «Уйгон Узбекистан»

Улугбек Зайнобидинов, правозащитник, Украина

Акмал Газиев, мусульманский активист, Франция

Фармон Хамроев, член Демократического молодежного движения «Уйгон Узбекистан», США

Рафик Ганиев, бывший председатель Ферганского отделения общества прав человека «Эзгулик», Швеция

Олег Марутик, председатель норвежского отделения ассоциации «За демократические реформы и права меньшинств в Узбекистане»

Сергей Горин, гражданин Узбекистана, резидент Норвегии, председатель скандинавского отделения ассоциации «За демократические реформы и права меньшинств в Узбекистане»



14.12.07

Будет ли амнистирован лидер коалиции "Солнечный Узбекистан" Санжар Умаров?


За два года заключения Санжар Умаров находился в карцере 420 дней. Об этом его семье стало известно только три месяца назад, поскольку до этого добиться с ним встречи было невозможно. Родственники заявляют также, что Умарову до сих пор негласно запрещают вести переписку и говорить с близкими по телефону. Его жалобы на состояние здоровья тоже игнорируются. Попытки адвокатов вмешаться не дали результата. Родные Санжара Умарова крайне обеспокоены состоянием его здоровья.

Санжар УМАРОВ (Sanjar UMAROV), 1956 года рождения, уроженец Ташкента. Женат, имеет троих сыновей и двух дочерей. Лидер коалиции «Солнечный Узбекистан». Обвинен в экономических преступлениях. Приговорен к 14 с половиной годам  заключения с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью сроком на 5 лет, с отбытием наказания в колонии общего режима. Находится в КИН УЯ 64-47 города Навои.

В 2005 году Санжар Умаров начал объединять различные организации в коалицию под названием «Солнечный Узбекистан». Он искал диалога с президентом Исламом Каримовым. Заявления Коалиции серьезно встревожили власть. Эта организация отличалась от предыдущих оппозиционных объединений тем, что предлагала реальную концепцию реформ. В разработке документов приняли участие высококвалифицированные специалисты из разных областей народного хозяйства.

Вскоре после создания Коалиции произошла трагедия в Андижане. Умаров открыто поддерживал международное независимое расследование андижанских событий, ставших причиной гибели сотен мирных граждан в результате неправомерного применения огнестрельного оружия. Однако он был против введения санкций Евросоюза в отношении Узбекистана, поскольку считал, что это приведет к самоизоляции режима. И в том же году Санжар Умаров был арестован. 

Дело Санжара Умарова требует срочного вмешательства Верховного Комиссара ООН по правам человека, Комиссара Совета Европы по правам человека и международных организаций.

Необходимо незамедлительно обеспечить:
          • гуманное обращение с заключенным Санжаром Умаровым и прекращение на него психологического давления;
          • допуск к нему представителя Международного Комитета Красного Креста;
          • беспрепятственный доступ к Умарову адвоката;
          • телефонные переговоры с семьей;
          • пересмотр дела Умарова, в связи с принятым Сенатом Олий Мажлиса Республики Узбекистан постановления об амнистии в связи с 15 й годовщиной Конституции Республики Узбекистан.

30 ноября 2007 года в Узбекистане была объявлена амнистия. Евросоюз начал диалог с властями Узбекистана по вопросам прав человека. У противников режима и их родственников появилась надежда, что репрессии в отношении социально активных граждан станут менее жесткими и дела заключенных по политическим мотивам будут пересмотрены. Письмо супруги Санжара Умарова – яркое тому подтверждение.

Укрепляя свою власть, президент И. Каримов ликвидировал все элементы либерализма, заложенные в эпоху М. Горбачева. Во имя «безопасности и стабильности» закрываются институты гражданского общества. Власть стремится избавиться от инакомыслящих.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» убедительно просит всех заинтересованных лиц, все организации и средства массовой информации обратить внимание на дело Санжара Умарова и отправить заявления властям Узбекистана по указанным ниже адресам:
- President of Uzbekistan, Islam Abduganiyevich Karimov, ul. Uzbekistanskaya 43, Rezidentsia prezidenta, 700163 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 53 25, E-mail: presidents_office@press-service.uz;

Minister of Foreign Affairs, Vladimir Norov, Ministerstvo inostrannykh del RU, pl. Mustakillik 5; 700029 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 15 17, E-mail: rnews@mfa.uz;

Parliamentary Commissioner for Human Rights, Sayora Rashidova, ul. Xalqlar Dostligi 1, 700035 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 85 55, E-mail: office@ombudsman.gov.uz;

- Chairman of the Supreme Court of the Republic of Uzbekistan, Ubaydulla Mingbaev, Verkhovny Sud Respubliki Uzbekistan, ul. Abdulla Kodiri 1, 700183 Tashkent; Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 144 62 93;

- General Prosecutor of the Republic of Uzbekistan, Rashidjon Hamidovich Kodirov, ul. Gulyamova 66, 700047 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 133 39 17, E-mail: prokuratura@lawyer.com;

- National Centre for Human Rights, Senator Akmal Saidov Natsionalny, Tsentr po pravam cheloveka, Mustakillik Maidoni 5/3, 700029 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 13 56 / 45 16, E-mail: office@nchr.uz;

- Ambassador of the Republic of Uzbekistan, Permanent Mission of the Republic of Uzbekistan to the United Nations in Geneva, PO Box 1853, 1215 Geneva 15, Switzerland, Fax: +4122 799 43 02, E-mail: uzbekistan@bluewin.ch



30.11.07

Власти скрывают правду о здоровье Мутабар Таджибаевой


Ответ Министерству внутренних дел Узбекистана или комментарий  к наблюдению за состоянием здоровья узбекского правозащитника

18 ноября 2007 года пресс-центр Министерства внутренних дел (МВД) Республики Узбекистан опубликовал официальное заключение о состоянии здоровья правозащитника Мутабар Таджибаевой . Документ появился в ответ на сообщение нашей Ассоциации «Есть ли шанс у Мутабар Таджибаевой выжить в заключении?».
Мутабар ТАДЖИБАЕВА (Mutabar TADJIBAYEVA), гражданка Узбекистана, 45 лет, имеет дочь. Она – руководитель правозащитной организации «Клуб пламенных сердец», одна из 1000 женщин-номинанток на Нобелевскую премию мира в 2005 году. В 2004 году Таджибаева участвовала в создании «Комитета свободы слова и выражения», на базе которого впоследствии был создан независимый информационно-политический Интернет-ресурс «Арена» (http://www.freeuz.org)
Представленное пресс-центром МВД Республики Узбекистан так называемое «официальное заключение» о состоянии здоровья Мутабар Таджибаевой ещё раз подтвердило обоснованность заявлений родственников осужденной и правозащитников о том, что ее подорванное в заключении здоровье нуждается не в эпизодических осмотрах дежурного врача, а в постоянном и добросовестном врачебном контроле и лечении.

Весьма циничным выглядит утверждение о том, что «в настоящее время состояние осужденной удовлетворительное». Дочь ее видела в последний раз простуженной и еле передвигающейся от боли в ногах; под глазами были отеки. Она постоянно жаловалась на боль в области спины, что, скорее всего, свидительствует о больных почках. Со слов родственников Таджибаевой известно, что еще до заключения она страдала хроническим пиелонефритом. Подобное заболевание предполагает постоянное наблюдение больного узким специалистом.

Хронологическое описание количества «обследований», скорее, подтверждает, что Таджибаева из-за плохого самочувствия вынуждена часто обращаться в медицинскую часть колонии с просьбой об оказании ей медицинской помощи. Количество ее обращений за довольно короткий промежуток времени свидетельствует о том, что необходимой квалифицированной медицинской помощи она не получает.

Судя по всему, врачи колонии невнимательно относятся к своим служебным обязанностям, если в ее медкарте делают такую запись: «28.02.2007 – осмотрена дежурным врачом с диагнозом: терапевтически здорова». Чтобы сделать такую запись. врач должен иметь на руках результаты проведения как минимум двух-трех анализов. Но именно в этот период Мутабар сообщала близким о приступах болезни и   к ней отношении со стороны администрации и медицинских работников колонии.

Возникает вопрос: если Таджибаева «терапевтически здорова», тогда зачем здорового человека так часто осматривают доктора? В действительности болезнь удручающе влияет на ее общее состояние, что, собственно, и подтвердила пресс-служба МВД Узбекистана, упомянув в своем материале о 14 случаях обращения Таджибаевой за медицинской помощью. В списке «благодеяний» тюремной медицины есть даже строчка о том, что осужденная «16.05.2007 – получила профилактическую витаминотерапию». Но хронические заболевания витаминами не лечатся.

Никак не объясняется в документе МВД и то, почему администрация колонии поместила Мутабар на верхние ярусы тюремных нар, хотя у нее высокое артериальное давление. В результате Мутабар упала и пять дней находилась в санчасти. Однако наступать на ногу ей до сих пор больно, и отеки не прошли. У нее воспалилось горло, но лекарств ей не дают и в лечении отказывают, что является не только физическим, но и моральным давлением на осужденную.

Надзиратели колонии постоянно внушают Мутабар, что живой ее на волю не выпустят. Как сообщает наш источник, Таджибаеву подталкивают к суициду. Недавно ей подбросили в карцер веревку, провоцируя тем самым на совершение самоубийства. По этому факту пресс-центр МВД республики Узбекистан также игнорировали сигналы родных и правозащитников. 

МВД Узбекистана уверяет, что «врачами учреждения она взята на диспансерное наблюдение, в результате чего она динамически наблюдается». Но факты говорят о том, что администрация учреждении УЯ 64/7 просто пассивно наблюдает за печальным для правозащитника развитием событий.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает:
          • прекратить жестокое отношение по отношению  Мутабар Таджибаевой;
          • оказать ей необходимую медицинскую помощь;
          • учитывая ее состояние здоровья, предоставить ей возможность спать на нижнем ярусе, а не на высоте;
          • допустить к Мутабар Тажибаевой представителя международного Красного Креста или ООН;
          • пересмотреть дело Таджибаевой независимым и беспристрастным судом.



Международный консультативный комитет по хлопку aктивистам гражданского общества в Узбекистан


INTERNATIONAL COTTON ADVISORY COMMITTEE
1629 K Street NW, Suite 702, Washington, DC 20006 USA
Telephone (202) 292-1685 • Fax (202) 463-6950 • email: terry@icac.org


Перевод письма подготовлен активистами Акции 

Уважаемые господа,

Благодарим вас за передачу копии вашего призыва к бойкоту узбекского хлопка в Секретариат Международного консультативного комитета по хлопку. Мы внимательно рассмотрели ваше заявление о принудительном использовании детской рабочей силы и вредном воздействии химических веществ.

Секретариат знаком с нынешней практикой сбора хлопка в Узбекистане. Один из членов Секретариата в 1980 году защитил докторскую диссертацию по селекции растений в Ташкентском институте сельского хозяйства, некоторые другие  члены  в 1980-е годы работали в советском государственном торговом агентстве по продаже хлопка и других волокон. С тех пор, как после обретения независимости правительство Узбекистана вступило в ICAC, члены Секретариата  неоднократно посещали Узбекистан. Хлопок способствует росту доходов, увеличению благосостояния и улучшению социальных условий  для примерно 350 миллионов  человек  в странах-производителях, и я весьма желал бы сотрудничать с людьми, прилагающими усилия для улучшения условий труда в хлопковой промышленности.

Слухи о принудительном использовании детской рабочей силы при производстве хлопка в Узбекистане циркулируют уже много лет. Многие специалисты хлопковой промышленности, включая меня лично, относились к ним с некоторым недоверием, т.к. они казались в лучшем случае преувеличенными и даже, возможно, абсурдными. Тем не менее, в настоящее время общественность осведомлена о существовании этой проблемы  и вправе требовать аргументированного ответа. Если при производстве хлопка детей вынуждают работать в нездоровых или несоответствующих законодательству условиях, я уверен, что правительство Узбекистана озабочено проблемой прекращения подобной практики.

Я надеюсь, что по размышлении вы поймете, что ваш призыв к бойкоту содержит многочисленные фактические ошибки. Например, в нем утверждается, что дети "вдыхают пыль, насыщенную  осадками химикатов, пестицидов и дефолиантов, широко используемых в хлопковой отрасли перед сбором хлопка".  В Узбекистане дефолианты не используются ни на одном из этапов производства (они применяются только в странах, где хлопок  собирается механическим способом). Уровень использования пестицидов в Узбекистане – один из самых низких в мире из-за незначительного вреда, наносимого паразитами вследствие специфических климатических условий страны, а также потому, что Узбекистан является мировым лидером в области развития и использования систем биологической защиты от вредителей. Все химикаты, используемые в хлопковом производстве, полностью разлагаются микроорганизмами, и применение химикатов в хлопковом производстве прекращается за несколько недель до сбора урожая (при созревании хлопка коробочки раскрываются, волокно открыто, поэтому растение не нуждается в каких-либо дополнительных мерах защиты). Следовательно, ни на хлопковых полях, ни на самих кустах нет никаких химических осадков ко времени выхода рабочих на поля для сбора урожая.

В петиции также утверждается, что оплата детского труда в 12 раз ниже уровня мировых цен. Похоже, это свидетельствует о непонимании маркетинговой системы. Большинство ферм в Узбекистане являются частными, и правительство Узбекистана покупает семена хлопка у фермеров и продает волокно внутри страны и на мировом рынке. Фермеры платят рабочим за сбор, и расходы по сбору урожая – это один из многих компонентов  издержек производства. На основе международного обзора производственных затрат, проводимого Секретариатом, затраты по сбору составляют в среднем 9 % от всех издержек по производству хлопка. Средняя мировая цена включает хлопок, собранный механическим способом, затраты по которому значительно превышают затраты на ручную сборку. Следовательно, вознаграждение, выплачиваемое рабочим в Узбекистане за сбор урожая, соответствует мировому среднему значению.

С другими утверждениями, содержащимися в вашем заявлении, довольно трудно согласиться, включая обвинение в том, что школы закрываются на период не менее двух месяцев, что рабочий день детей составляет не менее 8 часов в день, и что детская рабочая сила обеспечивает не менее половины хлопка, произведенного в Узбекистане. Учитывая очевидные фактические ошибки в отношении химикатов и маркетинговых методов, можно задаться вопросом, не являются ли ошибочными и эти утверждения. Я попросил бы вас представить конкретные ссылки или источники, на которых основаны ваши утверждения.

Несмотря на фактические ошибки, содержащиеся в призыве к бойкоту, сами утверждения наносят ущерб имиджу хлопковой промышленности и Республике Узбекистан. При  отсутствии ответной реакции эти утверждения причинят вред восприятию потребителем хлопковой промышленности, что повлечет за собой снижение доходов для всех хлопковых производителей. Совершенно очевидно, что бойкот узбекского хлопка на международных рынках весьма маловероятен из-за самой природы товарных рынков. Однако необходимо дать объективные ответы по поводу выдвинутых утверждений.

Секретариат ICAC собирает объективную информацию об условиях труда и использовании химикатов в хлопковой промышленности, включая производство хлопка в Узбекистане. Мы предоставим эту информацию в распоряжение правительств – членов ICAC, межправительственных организаций и других заинтересованных лиц. Кроме того, в начале нынешнего года ICAC создал Экспертную группу по социальным, экологическим и экономическим условиям хлопкового производства (SEEP). Часть работы SEEP – это сбор информации по трудовым затратам и условиям труда в хлопковой промышленности. SEEP будет собирать информацию в течение 2008 года, и представит свой отчет на 67 Пленарном заседании ICAC, которое состоится  в Буркина-Фасо в ноябре 2008 года.

Я порекомендовал правительству Узбекистана с энтузиазмом принять ваше обращение в ЮНИСЕФ и ILO о предоставлении международному сообществу "объективного и честного отчета" по вопросу о использовании принудительного детского труда в хлопковом производстве в Узбекистане и оказать всевозможное содействие исследователям. Я полагаю, что хлопковая промышленность Узбекистана может гордиться своим вкладом в улучшение жизненного уровня и увеличение доходов населения, и я настоятельно призвал правительство Узбекистана пригласить ЮНИСЕФ и/или ILO провести такое исследование. Я могу заверить, что Секретариат ICAC и Группа SEEP помогут другим международным организациям в проведении такого исследования, и мы с нетерпением ожидаем возможности сотрудничества для реализации этого проекта. Подобное исследование соответствует целям ICAC в отношении распространения информации о методах хлопкового производства, с выдачей рекомендаций по оптимальным методам.

Кроме того, я хотел бы убедить представителей активистов гражданского общества в Узбекистане в необходимости посещать мероприятия хлопковой промышленности, чтобы получать информацию об этой великолепной отрасли и лучше понимать работу отдельных хлопковых компаний.

Каждый год в различных странах проводится большое количество конференций по хлопковой промышленности. Например, 2–5 апреля 2008 года в Бремене (Германия) состоится 29 Международная  конференция по хлопку. В ней примут участие примерно 700 специалистов, занятых в мировой хлопковой промышленности. 1–3 октября 2008 г. Международная хлопковая ассоциация в Ливерпуле (Великобритания) проведет ежегодную конференцию, завершающуюся торжественным ужином. На эту встречу каждый год со всего мира съезжаются примерно 800 человек, и она является превосходной возможностью взаимодействия для представителей хлопковых интересов Великобритании и других стран. Как я уже упоминал, 17–21 ноября 2008 в Буркина-Фасо будет проведено 67 Пленарное заседание ICAC, на котором будут обсуждены темы, связанные с повесткой дня SEEP . Я надеюсь, что активисты гражданского общества в Узбекистане будут представлены на каждой из этих встреч, чтобы использовать в своих интересах возможность получения информации о мировой хлопковой промышленности.

Я рассчитываю на продолжение нашего сотрудничества и надеюсь, что ваши члены будут пользоваться любой возможностью для лучшего понимания методов хлопкового производства и роли хлопка в экономических системах развивающихся стран.

С уважением,

Исполнительный директор
Тэрри П. Таунсенд 


15.11.07

Очистить узбекский хлопок от пятен принудительного детского труда!

Призыв к бойкоту хлопка, произведенного принудительным детским трудом в Узбекистане от группы активистов гражданского общества Узбекистана


Европейскому Союзу
Администрации США
Правительству Российской Федерации
Правительству Китая
Европейскому банку реконструкции и развития
Всемирному банку
ЮНИСЕФ
Международной организации труда
                                                                                   Копия
                                                                                   Международному комитету по хлопку
                                                                                   Гдыньской хлопковой ассоциации
                                                                                   Бременской хлопковой бирже

Группа активистов гражданского общества Узбекистана призывает к бойкоту сбора хлопка и производства текстиля, служащих источником принудительного детского труда. В отличие от других развивающихся стран, в хлопковом секторе Узбекистана принудительный детский труд является результатом не бедности, малограмотности населения, не стремления детей помочь своим родителям, а целенаправленной политикой принуждения, осуществляемой правящим режимом Ислама Каримова. Бойкот не затронет интересы рядовых граждан Узбекистана, фермеров и сельских жителей, поскольку они не только не видят для себя каких-либо выгод от сбора хлопка, но и страдают от этого, т.к. их детей каждый год отрывают от учебы минимум на два месяца. Бойкот затронет интересы только узкой группы лиц, приближенных к президенту, которые контролируют экспорт узбекского хлопка и получают сверхприбыли. Мы надеемся, что бойкот заставит правительство Узбекистана начать реальные реформы в хлопковой отрасли. Прежде всего – это отмена принудительного детского труда и освобождение фермеров от диктата государства в отношении того, что сеять на своих полях и по каким ценам продавать.

Уважаемые дамы и господа,

Практика принудительного детского труда продолжается в Узбекистане с советских времен. Эта система не только не отменена, но и приобрела еще более уродливые черты. Если при советской власти принудительный детский труд сочетался с определенной заботой государства о состоянии здоровья детей, качестве их питания, развитии социальной инфраструктуры на селе, то сейчас он не компенсируется ни достойной оплатой, ни через общественные фонды. Правящий режим только старается выкачивать больше ресурсов из села, ничего не давая взамен сельским труженикам.

Каждый год, начиная с сентября, школы по всей стране, за исключением больших городов, закрываются не менее чем на два месяца. Школьников принудительно, по приказу центральных и местных властей, сгоняют на сбор хлопка, где они работают не менее 8 часов в день, без выходных. При этом они вдыхают пыль, насыщенную остатками химикатов, пестицидов и дефолиантов, обильно применяемых перед сбором хлопка.

Сложившаяся практика детского труда в Узбекистане грубо нарушает нормы национального законодательства в области прав ребенка и трудовых прав, а также нормы международного права: прежде всего Конвенцию ООН 1989 г. о правах ребенка; Конвенцию МОТ о принудительном труде (№ 29); об отмене принудительного труда (№ 105); о минимальном возрасте (№ 138); о худших формах детского труда (№ 182).

Многие факты свидетельствуют о том, что детский труд обеспечивает не менее половины хлопка, произведенного в Узбекистане. Кроме того, при сборе хлопка активно используется принудительный труд студентов колледжей и университетов, а также провинциальных государственных служащих. За отказ от сбора хлопка следуют жесткие меры административного воздействия, вплоть до исключения из учебного заведения. Имеются случаи избиения детей школьной администрацией за отказ участвовать в хлопкоуборочной кампании.

Вознаграждение за детский труд ничтожно. Дети получают за один килограмм собранного хлопка в 12 раз меньше по сравнению с его стоимостью на мировых рынках. Только три торговые компании уполномочены продавать узбекский хлопок, и все они контролируются президентской семьей.

Являясь главным источником твердой валюты, хлопковый экспорт Узбекистана не прозрачен и не подотчетен обществу. Режим Каримова использует сверхприбыли от реализации хлопка в личных и узкогрупповых целях, а также для поддержания репрессивной машины, состоящей из армии, милиции, органов безопасности и прокуратуры, которые стали неотъемлемой частью системы принуждения детей и молодежи к труду на хлопковых полях.

Что касается взрослого населения в сельских районах, то оно избегает этих современных форм рабства на хлопковых полях, мигрируя из страны в поисках работы и средств к существованию. В стране практически расформирован парк хлопкоуборочных машин, поскольку грабительские закупочные цены на хлопок не позволяют фермерам использовать дорогостоящую технику. В данной ситуации бремя сбора хлопка ложится на плечи детей и студентов. Таким образом они становятся жертвами неэффективной экономической политики правительства, служащей эгоистическим интересам правящего клана.

Чтобы добиться демонтажа этой порочной системы, необходимо лишить тех, кто контролирует хлопковый экспорт в Узбекистане, их несправедливых сверхприбылей. Международный бойкот узбекского хлопка мог бы достичь этой цели. Он заставил бы узбекское правительство отменить принудительный детский труд и предоставить фермерам реальную экономическую свободу. Хлопковый сектор в Узбекистане может быть прибыльным без эксплуатации детского и принудительного труда.

Но, на наш взгляд, государство должно формировать стимулы для развития эффективной экономики, в том числе в интересах фермеров. К сожалению, пока наблюдается безразличие к актуальным социальным проблемам сельского населения, осуществляется экспроприация ресурсов села, а узбекских детей лишают перспективы достойного образования.

Хлопок мог бы стать источником благосостояния фермеров, как это происходит в соседнем Казахстане и Кыргызстане, но этому мешает административный диктат властей. В сложившихся условиях значительная часть взрослого населения на селе сегодня выживает не благодаря хлопку и заботе государства, а заработкам трудовой эмиграции.

Мы надеемся, что бойкот узбекского хлопка не будет слишком долгим. Он может быть введен на ограниченное время, чтобы дать шанс узбекскому правительству пересмотреть свой подход к развитию хлопкового сектора, начать его подлинную реформу.

Мы предлагаем Европейскому Союзу, администрации США, правительствам Российской Федерации и Китая, используя свои полномочия, ввести ограничения на импорт узбекского хлопка и текстиля, и поддерживать эти ограничения до тех пор, пока узбекское правительство реально, а не на бумаге, не отменит принудительный детский труд.

Мы призываем Европейский банк и Всемирный банк воздержаться от финансирования проектов в хлопковом и текстильном секторах Узбекистана, пока не будут осуществлены указанные выше реформы.

Мы предлагаем ЮНИСЕФ и Международной организации труда обратить, наконец, внимание на проблему принудительного детского труда в хлопковом секторе Узбекистана и проинформировать об этом международное сообщество. Мир ожидает от вас, дамы и господа, объективной и честной оценки ситуации в этой стране.

Мы также призываем бизнес-сообщество на Западе и во всем мире поддержать бойкот и воздержаться от покупки узбекского хлопка и изделий из него, пока узбекский хлопок не очистится от пятен принудительного детского труда.

Подписи:

Нуриддин Низом, гражданин Узбекистана, проживает в Нидерландах, член Демократического молодежного движения «Уйгон Узбекистан» (проснись, Узбекистан);

Дилсора Фозилова, гражданка Узбекистана, проживает в США, член Демократического молодежного движения «Уйгон Узбекистан»;

Фармон Хамроев, гражданин Узбекистана, проживает в США, член Демократического молодежного движения «Уйгон Узбекистан»;

Сулеймон Мурод, гражданин Узбекистана, проживает в Канаде, координатор Демократической партии Узбекистана «ERK» в Канаде и США;

Исмаил Дададжанов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, председатель Демократического Форума Узбекистана;

Рафик Ганиев, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, бывший председатель Ферганского отделения общества прав человека «Эзгулик»;

Участники общественного движения «Правозащитный Альянс Узбекистана» и «Солнечной Коалиции», граждане Узбекистана, проживают в Узбекистане, press.centre.alliance@gmail.com:

Абдулло Тожибой-угли,
Людмила Бабаджанова,
Ольга Барышева,
Светлана Бахрамова,
Вараксин Анатолий,
Вера Запорожец,
Жанна Игнатенко,
Юсуф Имамов,
Карима Камалова,
Людмила Кудрявцева,
Акрамхожа Мухитдинов,
Фарходхон Мухтаров,
Наталья Пантелеева,
Дильшодбек Пулатов,
Валентина Степченко,
Валентина Талипова,
Расул Тожибоев,
Ужов Анатолий,
Елена Урлаева,
Ахтам Шаймарданов,
Юрий Коноплев,
Татьяна Тирбах,
Мурод Султонов,
Олег Сарапулов,
Валерий Макаро,

Нигара Хидоятова, гражданка Узбекистана, лидер партии «Озод дехконлар», член «Солнечной Коалиции»;

Баходир Намазов, руководитель «Комитета узников совести» член «Солнечной Коалиции»;
Абдужалил Бойматов, гражданин Узбекистана, проживает в Ирландии, член Секретариата «Общества прав человека Узбекистана», Дублин;

Надежда Атаева, гражданка Узбекистана, проживает во Франции, президент ассоциации «Права человека в Центральной Азии», Ле-Ман;

Нигина Маликова, гражданка США, представитель ассоциации «Права человека в Центральной Азии» в США;

Кудрат Бабаджанов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, «Группа за свободу прессы Узбекистана», Тимро;

Улугбек Хайдаров, гражданин Узбекистана, независимый журналист;

Лутфулло Шамсутдинов, гражданин Узбекистана, проживает в США, правозащитник;

Баходир Исамухамедов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, руководитель
Независимого сайта «Махалля» проекта «Содействие местным органам самоуправления граждан», Стокгольм;

Сурат Икрамов, гражданин Узбекистана, председатель «Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана», проживает в Узбекистане;

Сафар Бекжан, гражданин Узбекистана, проживает в Швейцарии, член Международного Пен-клуба, Лозанна;

Дустназар Худойназаров, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, глава «Общества защиты прав беженцев и вынужденных мигрантов из Узбекистана», Сундсвал;

Камолиддин Раббимов, гражданин Узбекистана, проживает в Казахстане, независимый политолог;

Хатам Хаджиматов, гражданин Узбекистана, проживает в Норвегии, автор проекта «Ватандош», http://jakob.clan.su/, Улстенвик;

Максуд Бекжан, писатель, гражданин Узбекистана, проживает в Норвегии, член Норвежского Хельсинкского комитета, Осло;

Алишер Таксанов, гражданин Узбекистана, проживает в Швейцарии, независимый журналист;

Ёдгор Обид, гражданин Узбекистана, гражданин Австрии, писатель, Грац (Австрия);

Виталий Красиловский, гражданин Узбекистана, проживает в США, эксперт по праву;

Закиржон Ибрагимов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, независимый журналист;

Улугбек Зайнобидинов, гражданин Узбекистана, проживает в Украине, правозащитник;

Музаффармирзо Исхаков, гражданин Узбекистана, проживает в Норвегии, политэмигрант;

Насрулло Саидов, гражданин Узбекистана, проживает в Канаде, бывший депутат парламента (Верховного Совета) Узбекистана;

Аваз Фаязов, гражданин Узбекистана, проживает в Украине, лидер украинского отделения партии «Бирлик»;

Олег Марутик, гражданин Узбекистана, проживает в Норвегии, председатель Норвежского отделения ассоциации «За демократические реформы и права меньшинств в Узбекистане»;

Сергей Горин, гражданин Узбекистана, проживает в Норвегии, председатель скандинавского отделения ассоциации «За демократические реформы и права меньшинств в Узбекистане»;

Анвар Хасанов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции;

Маруф Абдугаффоров, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, председатель стокгольмского отделения партии «Эрк»;

Юлдаш Очилов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, председатель шведского отделения партии «Эрк»;

Феруза Мирзакулова, гражданка Узбекистана, проживает в Швеции, член партии «Эрк»;

Машхура Салохиддин, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, журналист;

Александр Уринов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, бывший чемпион Азии по вейтлифтингу;

Ян Бефер, гражданин Узбекистана, беженец в Швеции;

Андрей Жидик, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции;

Набижон Акибаев, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции;

Флора Горохова, гражданка Узбекистана, проживает в Швеции, член партии «Эрк»;

Акмал Газиев, гражданин Узбекистана, проживает во Франции.





10.10.07

Узбекский правозащитник Хуррам Бердиев пропал без вести

15 августа 2007 года Хуррам Бердиев пропал без вести. В этот день он отправился в отделение паспортно-визовой службы управления внутренних дел Кумкурганского района Сурхандарьинской области, чтобы получить разрешение на выезд из страны. Но домой Бердиев так и не вернулся.

16 августа 2007 года его жена Рузихон Мусаева обратилась в это отделение по поводу отсутствия мужа. Ей подтвердили, что он к ним приходил, и сообщили, что его задержали «за хулиганство». По словам работников паспортно-визовой службы, Бердиев находился в Джаркурганском районном отделении милиции этой области. Однако позже эта информация не подтвердилась. Все попытки найти Бердиева в течение двух месяцев оказались безрезультатными. По имеющейся информации, жена дважды пыталась зарегистрировать заявление об исчезновении мужа в областном управлении внутренних дел Сурхандарьинской области, но ее просьбу отклоняли без объяснения причин. В связи с этим необходимо вмешательство международной общественности.
Хуррам БЕРДИЕВ (Hurram BERDIYEV) родился 13 апреля 1961 года, проживает в махалле им. К. Юлдашева Кумкурганского района Сурхандарьинской области. Он имеет высшее образование, долгие годы работал учителем средней школы в своем районе. Бердиев стоял у истоков создания правозащитного центра «Мазлум» и координировал деятельность Сурхандарьинского областного отделения. С февраля 1991 года – член Демократической партии «ЭРК». Имеет четверых сыновей.
В сентябре 2007 года Бердиев планировал поехать в Туркменистан на временную работу. В конце июля он обратился в паспортно-визовый отдел (ОВИР) с просьбой о выдаче разрешения на выезд. Заявление было принято; работники службы уведомили Бердиева о том, что через три недели он может забрать свой паспорт с разрешением на выезд из страны. Но когда 15 августа правозащитник пришел за документами, паспорт ему не вернули. Бердиев стал возмущаться, за что, как объяснил представитель Кумкурганского районного отделения милиции, его обвинили в хулиганстве. Жене сказали, что Бердиева забрали в Джаркурганское районное отделение милиции, где он должен был находиться 15 суток под арестом. Однако в самом Джаркурганском районном отделении милиции эту информацию не подтвердили. Р. Мусаева (жена Х. Бердиева) пыталась зарегистрировать заявление по факту исчезновения мужа в областном отделении милиции в г. Термез 20 августа, но 4 сентября 2007 года ее просьба была отклонена.

Прошло почти два месяца. Выяснить местонахождение Хуррама Бердиева родственникам пока не удается. Требуется срочное вмешательство Верховного Комиссара по правам человека, Комиссара Совета Европы по правам человека, Опорного пункта помощи правозащитникам ОБСЕ, международных организаций.

Необходимо незамедлительно:
• Выяснить местонахождение правозащитника Хуррама Бердиева;
• Начать официальное расследование по факту его исчезновения.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» убедительно просит всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации обратить внимание на исчезновение Хуррама Бердиева и отправить заявления властям Узбекистана по указанным ниже адресам.

Хурам Бердиев. В условиях репрессивного режима Бердиев открыто поддерживал требования международной общественности о необходимости проведения международного расследования андижанских событий. В 2006 году трижды задерживался районным отделением милиции по месту жительства и подвергался административному наказанию за чтение, хранение и распространение газеты «ЭРК», издаваемой одноименной оппозиционной партией.

Незадолго до исчезновения Бердиева в районном еженедельнике «Мехнат шарафи» (перевод с узбекского – «Слава труда») была опубликована статья «Играя под чужую дудку», номер от №1. 10 августа. В ней пишется, что учитель Хуррам Бердиев, проживающий по улице К. Юлдашева, дал соседу Сафару Аманову почитать газету «ЭРК». Автор упрекает Х. Бердиева в том, что «он, как учитель, обязан нести ответственность за воспитание молодежи, а не играть на дудке шайтана».

Последние два года на Бердиева оказывалось усиленное давление со стороны властей. Его принуждали становиться объектом «прилюдных» разбирательств с привлечением членов махалли,  родственников и коллег. Бердыева осуждали за его гражданскую позицию. В подобных собраниях участвовали и представители правоохранительных органов, которые настраивали общественность против Бердиева.

Система. В Узбекистане наблюдается нетерпимость к инакомыслящим. Особое внимание в этой связи направлено на людей с активной гражданской позицией, и в первую очередь – в отношении журналистов и работников культуры. Власть нетерпима к любому мнению о государстве и его проблемах, если оно отличается от официальной пропаганды. В частности, альтернативная точка зрения на андижанские события воспринимается узбекскими властями как вмешательство во внутреннюю политику страны. А открытое обсуждение такой темы, как санкции Евросоюза в отношении Узбекистана, введенные осенью 2005 года в ответ на отказ узбекских властей допустить независимых экспертов для расследования трагедии, унесшей сотни жизней, трактуется властями «как происки деструктивных сил» и влечет за собой преследование политически активных граждан, в том числе и уголовное.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» обращает внимание международного сообщества на то, что в Узбекистане нарушается право на свободу слова, вопреки действующей Конституции. Кроме того, нарушаются обязательства, принятые этой страной при ратификации Международного пакта ООН о гражданских и политических правах.

Addresses:
           - President of Uzbekistan, Islam Abduganiyevich Karimov, ul. Uzbekistanskaya 43, Rezidentsia prezidenta, 700163 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 53 25, 998 71 139 53 25, E-mail: presidents_office@press-service.uz
           - Minister of Foreign Affairs, Elyor Majidovich Ganiev, Ministerstvo inostrannykh del RU, pl. Mustakillik 5; 700029 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: + 998 71 139 15 17, E-mail: rnews@mfa.uz
           - Parliamentary Commissioner for Human Rights, Sayora Rashidova, ul. Xalqlar Dostligi 1, 700035 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 85 55, E-mail: office@ombudsman.gov.uz ;
           - Chairman of the Supreme Court of the Republic of Uzbekistan, Ubaydulla Mingbaev, Verkhovny Sud Respubliki Uzbekistan, ul. Abdulla Kodiri 1, 700183 Tashkent; Republic of Uzbekistan, Fax: + 998 71 144 62 93; 
           - General Prosecutor of the Republic of Uzbekistan, Rashidjon Hamidovich Kodirov, ul. Gulyamova 66, 700047 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 133 39 17, E-mail: prokuratura@lawyer.com;  
           - National Centre for Human Rights, Senator Akmal Saidov Natsionalny, Tsentr po pravam cheloveka, Mustakillik Maidoni 5/3, 700029 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: + 998 71 139 13 56 / 45 16, E-mail: office@nchr.uz
           - Ambassador of the Republic of Uzbekistan, Permanent Mission of the Republic of Uzbekistan to the United Nations in Geneva, PO Box 1853, 1215 Geneva 15, Switzerland, Fax: +41 22 799 43 02, E-mail: uzbekistan@bluewin.ch


25.9.07

Правозащитная платформа Узбекистана


Представители гражданского общества призывают Евросоюз 
продлить санкции против правительства Узбекистана


Европейскому Совету
Представителям государств – членов Евросоюза
Еврокомиссии
Депутатам Европарламента



Накануне предстоящего решения Евросоюза о судьбе санкций в отношении режима Ислама Каримова представители гражданского общества Узбекистана, поддержанные единомышленниками и друзьями во всем мире, предлагают Евросоюзу продлить санкции и одновременно активизировать попытки диалога с правительством Узбекистана по вопросам прав человека.

Ниже приводятся краткая характеристика ситуации в Узбекистане и наиболее важные инициативы, которые должен предпринять Евросоюз.

Отсутствие прогресса в сотрудничестве с международными структурами по андижанским событиям

В мае этого года Евросоюз принял решение о продлении срока действия санкций, введенных в 2005 году в связи с андижанскими событиями. Любые попытки Евросоюза наладить конструктивный диалог по правам человека с режимом Ислама Каримова остаются безответными. Узбекское правительство игнорирует все призывы о проведении независимого международного расследования андижанских событий и об улучшении ситуации с правами человека.

Подавление независимых голосов после Андижана

За истекший после андижанских событий период, так же как и после продления санкций в мае 2007 года, режим Ислама Каримова не проявил готовности к реальным уступкам в области прав человека. Расследование андижанских событий ограничилось серией пристрастных «сталинских» судилищ, в большинстве своем закрытых для публики и без доступа к подсудимым адвокатов.

Правящий режим начал гонения на неправительственные организации, правозащитников и независимых журналистов. Начиная с мая 2005 года были закрыты сотни НПО, из страны изгнали ряд международных организаций, были лишены аккредитации международные средства массовой информации. В июле 2007 года это произошло с представителями «Human Rights Watch», в результате чего они лишились возможности проводить работу по регистрации случаев нарушения прав человека в Узбекистане. С мая 2005 года в стране неуклонно усиливается государственная цензура прессы.

Десятки правозащитников и журналистов были посажены за решетку или оказались вынуждены бежать из страны. В настоящее время по политическим мотивам осуждены или находятся под арестом 32 узника совести.

Не ослабевает процесс фабрикации дел против верующих мусульман и лиц с независимыми религиозными взглядами. Причем власти не делают различия между умеренными исламскими активистами и радикалами, между лидерами и рядовыми членами исламских организаций, между набожными мусульманами и исламистами, одинаково подвергая всех жестоким репрессиям. До сих пор в тюрьмах томятся тысячи невиновных мусульман. Тем самым власти сеют раздор в обществе, провоцируя значительную его часть на радикальные действия. 
В последний год усилились гонения и на представителей христианских общин, таких как Пресвитерианская церковь, Баптистская церковь, Свидетели Иеговы, Церковь пятидесятников, Церковь Полного Евангелия.

Систематические пытки. Ограничение свободы передвижения. Принудительный детский труд
Со времени выпуска доклада по Узбекистану специального докладчика ООН Тео Ван Бовена в 2003 году применение пыток в стране носит систематический характер. В качестве свежего примера можно привести имена правозащитников Мутабар Таджибаевой, Джамшида Каримова, Дилмурода Мухиддинова, Мухаммада Бекжана, Мамадали Махмудова, Исроила Холдарова. Здоровье этих узников совести, как и остальных их коллег в заключении, основательно подорвано в результате пыток и нечеловеческого обращения (список нуждающихся в срочном лечении прилагается). К ним запрещен или ограничен доступ близких родственников и адвокатов. Между тем власти Узбекистана не допускают в тюрьмы представителей Международного Красного Креста для выполнения своей гуманитарной миссии.

Обращаем внимание на то, что власти Узбекистана, как и бывший советский режим, используют психиатрию в качестве орудия репрессий и наказания. Так, правозащитник и журналист Джамшид Каримов до сих пор насильственно содержится в психиатрической клинике Самарканда.

В стране возросло количество случаев ограничения свободы передвижения, характерного только для коммунистических режимов. Целый ряд представителей гражданского общества лишены права выезда за пределы страны: Ало Ходжаев, Ядгар Турлибеков, Камил Ашуров, Елена Урлаева, Ахтам Шаймарданов, Жахонгир Шосалимов, Шухрат Ахмеджанов, Саида Курбанова, Агзам Тургунов и другие. В стране до сих пор не отменен разрешительный порядок выезда за границу (так называемая выездная виза) – пережиток советского прошлого.
В Узбекистане систематически нарушаются права детей. Как и в советское время, каждую осень в массовом и принудительном порядке, по указанию сверху и в нарушение всех норм международного права и внутреннего законодательства, детей используют для сбора хлопка. Ежегодно их отрывают от учебного процесса более чем на два месяца, из-за чего страдает качество их образования. Их труд на хлопковых полях стоит гроши. Сельские жители, несмотря на их вклад в хлопковый экспорт, прозябают в нищете; школы влачат жалкое существование, зимой едва отапливаются. Хлопок, произведенный детским принудительным трудом, текстильные изделия из него продаются на мировых рынках, в том числе и в Европе. Народ Узбекистана лишен права знать, каков объем валюты, получаемой от экспорта, и как она используется.

На фоне этих массовых нарушений прав человека правительство Узбекистана пытается убедить мировое сообщество, что дела в этой сфере идут на поправку. Под давлением правозащитников и мировой общественности парламент Узбекистана принял закон об отмене смертной казни и передаче полномочий по выдаче санкций на арест от прокуратуры судам – факт, сам по себе заслуживающий одобрения. Однако без механизма контроля гражданского общества за исполнением столь прогрессивных решений этот закон может стать одной из пропагандистских акций правящего режима, наподобие решения в прошлом об отмене государственной цензуры, которая до сих пор сохраняется де-факто. Только 2008 год покажет, будет ли исполняться этот закон в действительности или станет еще одной дымовой завесой режима, скрывающей истинное положение дел с правами человека в Узбекистане.

Уважаемые представители Европейского Сообщества!

Политическая система Узбекистана испытывает глубочайший кризис. Страной правит человек, чей затянувшийся (с 1990 года) президентский срок и соответствующие полномочия истекли в январе 2007 года. Его власть сегодня опирается преимущественно на использование силы. В стране царит не закон, а право сильного. Суды руководствуются не Конституцией, а так называемым телефонным правом, прямыми указаниями органов безопасности, милиции и прокуратуры. Большинство государственных структур, и особенно их руководство, глубоко коррумпированны.

Снятие санкций этой осенью послужит подарком только режиму Каримова, который воспримет этот шаг как карт-бланш и моральное поощрение на дальнейшее осуществление репрессий. Тем самым Евросоюз невольно проголосует за продление президентских полномочий господина Каримова. Евросоюзу следует сначала установить, будут ли предстоящие президентские выборы свободными и справедливыми или превратятся в очередной «театр марионеток» с назначенными сверху претендентами.

Предлагая продлить срок действия санкций, мы не призываем к полной изоляции Узбекистана. Диалог по правам человека, сотрудничество в образовательной и гуманитарной областях, обсуждение условий сотрудничества в сфере экономики и бизнеса должны быть продолжены. Они должны быть ориентированы на практические результаты и учитывать интересы и права населения страны как в целом, так и различных специфических категорий – детей, фермеров и сельских жителей, представителей малого и среднего бизнеса, гражданского общества. Правительство Узбекистана должно не на словах, а на деле продемонстрировать добрую волю к улучшению ситуации с правами человека.

Правительство Узбекистана должно как можно скорее выполнить следующие условия:
     • пересмотреть дела всех узников совести и освободить их из тюрем;
     • допустить представителей Международного Красного Креста в тюрьмы страны для выполнения своей гуманитарной миссии;
     • начать реформу пенитенциарной системы, прекратить практику пыток;
     • освободить судебную систему от диктата исполнительной власти и правоохранительных органов;
     • прекратить практику принудительного детского труда;
     • снять ограничения на свободу вероисповедания, освободить незаслуженно осужденных мусульман;
     • снять ограничения на деятельность неправительственных организаций, средств массовой информации, зарегистрировать оппозиционные партии и допустить их к выборам;
    • восстановить сотрудничество с международным сообществом.

Не следует также забывать и об андижанской трагедии. В этом вопросе должны восторжествовать объективная оценка событий, справедливость и правосудие. Если не применяется внутреннее законодательство, то международному сообществу следует активнее использовать механизмы международного права и международных коллективных санкций.

Отказ узбекского правительства отвечать перед законом за массовый расстрел мирных граждан говорит о том, что оно и в дальнейшем готово применять силу против населения, протесты которого растут из-за ухудшения жизненного уровня. Если Евросоюз на данном этапе не проявит принципиальности, он должен будет взять на себя часть ответственности за будущие кровавые расправы над протестующими гражданами.

Мы понимаем, что предлагаемая Евросоюзу платформа нелегка в реализации. Тем не менее мы считаем, что ее осуществление необходимо и логично вытекает из позиции, занятой Евросоюзом в 2005 году в связи с андижанскими событиями. Мы надеемся, что Евросоюз сможет продемонстрировать твердость и единство в отношении режима, являющегося одним из худших в мире нарушителей прав своих граждан. Снятие санкций должно быть четко обусловлено конкретными действиями, которых мировое сообщество ожидает от правительства Узбекистана.

Надеемся на Ваше понимание,

Надежда Атаева, президент ассоциации «Права человека в Центральной Азии»,
Ле-Манс, Франция

Кудрат Бабаджанов, «Группа за свободу прессы Узбекистана», Тимро, Швеция

Елена Урлаева, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Ташкент, Узбекистан

Ахтам Шаймарданов, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Ташкент, Узбекистан

Абдилло Тожибой угли, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Ташкент, Узбекистан

Жахонгир Шосалимов, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Ташкент, Узбекистан

Баходир Исамухамедов, руководитель Независимого сайта «Махалля» проекта «Содействие местным органам самоуправления граждан», Стокгольм, Швеция

Сурат Икрамов, председатель Инициативной Группы Независимых Правозащитников Узбекистана

Абдужалил Бойматов, член Секретариата Общества Прав Человека Узбекистана, Дублин, Ирландия

Сафар Бекжан, член Международного Пен-клуба, Лозанна, Швейцария

Дустназар Худойназаров, глава Общества защиты прав беженцев и вынужденных мигрантов из Узбекистана, Сундсвал, Швеция

Тулкин Караев, журналист, активист Общества Прав Человека Узбекистана, Тимро, Швеция

Алишер Ильхамов, социолог-исследователь, Лондон, Великобритания

Камолиддин Раббимов, независимый политолог, Ташкент, Узбекистан

Хатам Хаджиматов, автор проекта «Ватандош», http://jakob.clan.su/, Улстенвик, Норвегия

Максуд Бекжан, писатель, член Норвежского Хельсинкского комитета, Осло, Норвегия

Анвар Садриев, независимый журналист, Узбекистан

Алишер Таксанов, независимый журналист, Швейцария

Ёдгор Обид, писатель, Грац, Австрия

Васила Иноятова, председатель Общества Прав Человека Узбекистана, Ташкент, Узбекистан

Нуриддин Низомуддинов, активист Молодежного движения «Проснись, Узбекистан», Зевенар, Нидерланды

Нигина Маликова, представитель ассоциации «Права Человека в Центральной Азии» в США

Виталий Красиловский, эксперт по праву, США

Улугбек Зайнобидинов, правозащитник, Киев, Украина

Музаффармирзо Исхаков, правозащитник, политэмигрант, Норвегия


Это Обращение поддержали многие узбекские правозащитники, но в целях их безопасности имена не называются.

К Обращению также присоединились:

Тео Ван Бовен, бывший Спецдокладчик ООН по вопросам пыток

Оливье Дюпьи, бывший депутат Европейского парламента, правозащитник, Брюссель, Бельгия

Аарон Родес, руководитель Международной Хельсинкской Федерации по правам человека

Олег Орлов, председатель Совета Правозащитного центра «Мемориал», член правления Международного «Мемориала»

Сергей Ковалев, председатель Российского «Мемориала», президент Института прав человека, Москва, Россия

Валентин Гефтер, директор Института прав человека, Москва, Россия

Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие», руководитель сети «Миграция и Право», член Совета Правозащитного центра «Мемориал», Москва, Россия
Наталья Горбаневская, поэт, правозащитник, Париж, Франция

Владимир Буковский, правозащитник, политический и общественный деятель, публицист, соучредитель общественно-политического Комитета «2008: Свободный выбор», Коалиции демократических сил России, Великобритания

Андре Глюксман, философ и писатель, Франция

Андрей Бабицкий, журналист, военный корреспондент Радио «Свобода/ Свободная Европа», Чехия

Евгений Жовтис, директор Казахстанское  международного бюро по правам человека и соблюдению законности, Алматы, Кыргызстан

Од Мерлен, специалист по Северному Кавказу, правозащитник, Брюссель, Бельгия

Жордж Варнинг, правозащитник, Германия

Елена Рябинина, руководитель программы помощи политическим беженцам из Центральной Азии комитета «Гражданское содействие», Москва, Россия

Бернхард Клазен, журналист, сопредседатель Группы по освобождению пленных и поиску без вести пропавших в зоне карабахского конфликта, Германия

Еккехард Маас, председатель «Немецко-Кавказского общества», поэт, Германия

Элин Йенссон, независимый журналист, специалист по России и Центральной Азии, Швеция

Виктория Тюленева, Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности, Алматы, Кыргызстан

Алексей Толкачев, руководитель Международной демократической инициативы «Помаранч», Киев

Александр Шаповалов, правозащитник и журналист, «Херсонский региональный центр защиты прав пациентов и потребителей», Херсон, Украина

Алла Тютюнник, «Херсонский областной фонд милосердия и здоровья», Херсон, Украина

Евгений Захаров, «Харьковская группа по правам человека», Харьков, Украина

Сергей Федорчук, Информационный центр «Зеленый мир», Киев, Украина

Дмитрий Гройсман, руководитель Винницкой группы прав человека, Винница, Украина

Роман Михайлович Подалян, редактор, Киев, Украина

Тухан Едиев, Черниговский общественный комитет защиты прав человека, Украина

Анна Хрусценко, проект «NoBorders», Киев, Украина

Максим Буткевич, проект «NoBorders», Киев, Украина

Квин Мартин, «Узбекская Инициатива» в США, Нью-Йорк, США

Григорий Пасько, журналист, Москва, Россия

Мирсулжан Намазалиев, член народного молодежного движения «Бирге», Бишкек, Кыргызстан

Пол Митчелл, режиссер и продюсер, студия «Wilton Films», Лондон, Великобритания

Татьяна Рахманова, исполнительный продюсер студии «Wilton Films», Париж, Франция

Алишер Саипов, руководитель информационной службы «Валлей Медиа Груп», г. Ош, Кыргызстан

Ольга Веснянка, журналист, Киев, Украина

Дмитрий Беломестнов, журналист, Москва, Россия

Сбор подписей продолжается. Желающие присоединиться могут присылать свои подписи на адрес: asiecentrale@neuf.fr


Еще раз благодарим за поддержку.